19:52 

_Наблюдатель
Фэндом: White Collar
Название:
Автор: Sholio (Friendshipper)
Перевод: _Наблюдатель
Оригинал: здесь
Тип: Джен
Жанр: Friendship, Hurt/Comfort, Case Fic
Рейтинг: PG-13
Персонажи: Питер, Нил, ОС.
Объем: ~ 3 500 слов.
Саммари: Питер и Нил расследуют темные дела в ветеринарной клинике - и, разумеется, все идет наперекосяк.
Спойлеры: нет.

– Ты не говорил, что это будет посреди нигде, – пожаловался Нил, когда они выехали из Квинса, направляясь на северо-восток Лонг-Айленда.

Но, несмотря на ворчание, он выглядел взволнованным. Просто выбраться из города в эти дни было редкостью для него. Он даже не жаловался (почти), когда Питер включил на радио спортивный канал. Когда они свернули с шоссе, Питер приоткрыл окно, впуская запах свежескошенных лугов и полевых цветов.

В этот раз их целью была ветеринарная клиника, специализирующаяся на лошадях. Лошадях богатых и знаменитых, подумал Питер: клиентами были в основном сливки общества, желавшие, чтобы их драгоценных породистых коней обихаживали так же, как их самих.

Проблема заключалась в том, что один из ветфельдшеров (предположительно) начал приторговывать лекарствами на черном рынке. Месяцами вяло расследуя цепи поставок, ФБР наконец получило хорошую наводку о фельдшере по имени Джейсон Райс, который обеспечивал болеутоляющими, антибиотиками и седативными черный рынок Нью-Йорка.

Ветеринарная клиника больше смахивала на загородный клуб, с аккуратно подстриженными газонами и выгоном, где вполне здоровые на вид «пациенты» тренировались под внимательным присмотром в равной степени пышущих здоровьем молодых людей в новенькой дорогой спортивной форме.

– Это словно спа для лошадей, – заметил Питер.

– Только лучшее для Сатчмо, потомка чемпионов, – с каменным лицом согласился Нил.

– Чтоб ты знал, Сатчмо – прямой потомок троих победителей «Тройной короны».

– Дай угадаю, тройная корона - это умения «приносить», «умирать» и раскапывать клумбы Эл?

Питер подавил улыбку и потянулся на заднее сиденье за папкой-планшетом, которую вручил Нилу. Нил уставился на нее, словно понятия не имея, что это такое. Питер закатил глаза и сунул шариковую ручку в другую его руку.

– И что мне с этим делать?

– Ты мой личный доверенный секретарь, – он усмехнулся Нилу – Нил ухмыльнулся в ответ, – который будет делать за меня заметки.

– Питер, никто давно не использует такие планшеты, кроме сантехников и пожарных инспекторов.

– Ну, думаю, дипломированный бухгалтер Питер Лассен придерживается традиций. – Питер указал на часы Нила. – Эта штуковина работает?

Нил поднес часы к губам, потом к лицу Питера.

– Проверка, раз-два-три. Большой брат, ты слышишь?

– Не сейчас, – сказал Питер, отодвигая руку Нила. – Ты можешь записать до тридцати минут аудио, если понадобится, но сегодня нас в основном интересует GPS.

То есть, приставов интересует. Питер не хотел пытаться объяснять браслет Нила служащим клиники, и только при таких условиях Нилу позволили покинуть город без него, хотя Питер клялся и божился, что Нил все время будет рядом с ним.

Питер поправил галстук и открыл дверцу. Теплый бриз, наполненный запахами сена и лошадей, на миг вернул его в детство. Он мог закрыть глаза и представить себя в Сиракузе, подрабатывающим летом в местной конюшне, чтобы накопить на колледж.

Хотя это место было совсем не похоже на старую лошадиную ферму Олсена. Их приветствовал одетый с иголочки администратор, и Питер плавно скользнул в рабочий режим, пытаясь не упускать Нила из виду. Как обычно, это было бесполезно; Питер отвел взгляд всего на одну секунду – а когда в следующий раз оглянулся, Нил уже был у стойла, болтая с кем-то, кто – Питер старался не таращиться слишком откровенно – очень напоминал их подозреваемого, Райса.

Словно дрессировать котов. В буквальном смысле.

Ему удалось подавить первые два порыва, то есть, а) промаршировать туда и оттащить Нила за руку, или б) найти место неподалеку от забора и подслушать. В конце концов, это конек Нила, и именно поэтому Питер взял его с собой. Нил потрясающе умел сходиться с людьми и заставлять их открыться. После всего времени, что они работали вместе, теперь было несложно (почти) расслабиться и довериться Нилу. Питеру просто хотелось бы, чтобы Нил – хотя бы раз – обсудил с ним план заранее.

***


– Похоже, твой босс тот еще зануда, – сказал Райс, глядя, как Питер разговаривает с одним из владельцев клиники.

– Ну, ты знаешь таких типов, – согласился Нил. – Никакого чувства юмора, платит мне половину того, что я стою – но с таким положением на рынке труда, что тут поделать? – Получив в ответ сочувственное кивание, Нил продолжил: – Я ищу приработки на стороне.

– Приработки, да? – Райс казался заинтересованным.

Нил фыркнул.

– Думаешь, я бы работал на этого типа, если бы не замышлял пару дел на стороне? И я не имею в виду его жену. Хотя она красотка.

Он задумался, не слишком ли переусердствовал, изображая скользкого мерзавца, но Райс все проглотил и даже не поморщился. Они направились обратно к клинике. Когда они туда добрались, Райс уже забрасывал удочки, чтобы Нил стал его городским связным по сбыту лекарств, и Нил незаметно включил запись на часах. Полный дилетант, подумал Нил. Пожалуй, скорый арест ему только пойдет на пользу. Пусть он получит пару лет в федеральной тюрьме, но это гораздо лучше односторонней поездки на дно Ист-Ривер, когда он перейдет дорожку мафии или одной из городских банд. Черт, если он подпишет чистосердечное, скорее всего, выйдет через год или два.

Нил не удержался от небольшой самодовольной усмешки. Пока Питер сидел в клинике с кондиционером, потягивая дорогой кофе, Нил делал настоящую работу – и раскрыл дело. Еще одна победа для Кэффри и Бёрка, довольно подумал Нил. Но в основном для Кэффри.

– Можно увидеть товар? – спросил он Райса.

– Не знаю, приятель. Обычно я прихожу в конце рабочего дня, когда вокруг меньше народу. Чтобы не лезть на глаза, сечешь? Почему бы тебе не вернуться завтра вечером, и я все проверну.

– Не могу. Босс завтра улетает на недельную конференцию в Чикаго, и угадай, кто будет его Пятницей. – Нил крутанул в пальцах ручку. – Да ладно тебе, один взгляд же не повредит? Просто скажи, что ты достаешь что-то для лошадей.

И тогда у него будет все, что нужно, чтобы отнести Питеру.

Иногда он задумывался об этом аспекте самого себя – части, которая любила выпендриваться перед Питером. Моззи всегда волновался, что эта часть его когда-нибудь убьет. Но он не мог удержаться; ему нравилось вызывать этот взгляд изумленного восхищения на лице Питера. Словно делать подарок, дело в упаковке с бантиком.

Его не переставало удивлять, как ему нравится это делать. Это не так уж отличалось от проворачивания аферы – ну, ладно, ключевая разница заключалась в том, что в конце приходилось возвращать деньги (или драгоценности, или картины). Но для него это никогда не было важным. Он хотел (жаждал) достаточно денег, чтобы никогда не пришлось о них беспокоиться, но помимо этого, он не был похож на Келлера; ему не нужны были вещи, только чтобы иметь их. Все дело было в вызове и острых ощущениях – и теперь частью этих ощущений было увидеть этот электрический разряд в глазах Питера, этот заряд разделенного возбуждения, когда они разделяли мысли друг друга. Дело было не в поглаживании по голове, что бы ни утверждал иногда Моззи. Дело было в…

…том, чтобы доставить Питеру радость, может быть. Или себе. А может, теперь это стало одним и тем же.

– Наверное, ничего страшного, – сказал Райс, и Нил улыбнулся.



Они зашли в операционную в задней части клиники. Сегодня она была пуста; все начищено до блеска и аккуратно убрано. Большое и благоустроенное помещение напоминало операционную в больнице; впечатление портили лишь несколько предметов, в частности, блестящий стальной трос, который, видимо, использовался для перемещения усыпленных пятисоткилограммовых пациентов. Райс не стал заходить в операционную и провел Нила на большой склад рядом с ней.

– Все интересное хранится здесь, – сказал он, похлопав по стальной двери огромного холодильника, и, открыв ее, продемонстрировал ряды бутылочек и пакетиков. – Это как игра в наперстки: просто переставляешь всё и следишь, чтобы ни у кого не было возможности провести учет.

Он говорил это, будто сам придумал. Возможно, он так и считал. Просто глупый пацан из пригорода, подумал Нил: увидел возможность быстро заработать и понятия не имеет, что люди с другой стороны его цепи поставок в буквальном смысле сдерут с него шкуру, если посчитают, что он пытается их обдурить.

Снаружи послышались шаги, и девушка с хвостиком сунула голову в дверь.

– Джейсон? – удивилась она, бросив взгляд на Нила. – Что ты здесь делаешь?

В ее тоне прозвучало подозрение, и Нил вспомнил, что ФБР получило наводку из клиники, хотя Питер сказал, что имя информатора неизвестно. Явно Райс не был так незаметен, как считал.

– Я не обязан перед тобой отчитываться, – огрызнулся Райс. – Я хотел осмотреть Полуночника, его нужно успокоить. – Он потянулся за шприцом и набрал что-то из одной бутылочки – до банальности очевидная отговорка, подумал Нил. И история, которую можно легко проверить. Такой дилетант.

– Ладно, – сказала девушка, нахмурившись, и убрала голову из двери. Нил услышал, как она очень быстро пошла вниз по коридору.

– Проклятье! – выругался Райс и кинулся за ней. Нил поймал его за руку.

– Эй, ты мне еще не показал…

– Забудь! Эта сука – я знал, что она за мной следит. Помоги ее остановить!

Нил проверил, что его часы все еще записывают.

***


Владельцами клиники оказалась семейная пара ветеринаров. Муж находился в отъезде, но Питер встретился с женой, Мари Бомонт, которая оказалась крепкой деловой дамой с коротко подстриженными седеющими волосами и веселыми морщинками вокруг глаз. Питеру она сразу понравилась.

Она провела для него тур по клинике. Нил все не возвращался, и Питер начинал беспокоиться. Мари Бомонт только налила ему чашку дорогого и очень вкусного кофе, когда одна из юных наездниц влетела в ее кабинет.

– Доктор Бомонт, он там прямо сейчас! – выпалила она, потом увидела Питера и смешалась. – Ой, простите, но… Джейсон, он…

– Все в порядке, Одри, – Мари поднялась с кресла. – Простите, мистер Лассен, но я кое-что должна проверить. Можете подождать здесь, я скоро вернуть.

Питер решил рискнуть. Если сейчас что-то происходило, Нил, без сомнения, находился в самом центре этого.

– Думаю, я лучше пойду с вами, – тихо сказало он, доставая значок. Глаза Одри округлились. – Я из ФБР, мое настоящее имя агент Бёрк. Мы расследуем возможную кражу лекарств из вашей клиники.

– Что ж, как раз вовремя кто-то этим занялся, – решительно сказала Мари Бомонт. – Одри, где Джейсон?

Одри продолжала кидать нервные, восторженные взгляды на Питера.

– В холодильной камере, доктор. С ним незнакомец.

– Вероятно, мой напарник, – с беззвучным вздохом сказал Питер, двигаясь к двери.

Он услышал голоса еще издали, один определенно принадлежал Нилу.

– Ты еще можешь выехать на правдоподобном отрицании, если не делать глупостей, – говорил Нил.

Он и Райс одновременно обернулись, когда в проеме появились Питер и Мари Бомонт. Райс держал в руке шприц.

– Видите, агент Бёрк, он прямо сейчас крадет лекарства! – крикнула сзади Одри.

– Агент? – рявкнул Райс.

Спаси меня боже от услужливых гражданских, подумал Питер, потянувшись к пистолету.

– Райс, не делай глупостей!

– Сукин сын! – рыкнул Райс на Нила. – Ты тоже с ним, да?

– Записал тебя на пленку, – сказал Нил.

Питер уже вытаскивал пистолет, но Райс крутанулся и замахнулся шприцом в лицо Нила. Нил автоматически вскинул руки, чтобы защититься, и игла вонзилась ему в ладонь. Все произошло за доли секунды, а потом Питер глядел на Райса через прицел служебного оружия, трясясь от холодной ярости.

– Отойди от него немедленно, – рыкнул он, и Райс, выглядя не менее шокированным, шатнулся обратно. Нил выдернул шприц из руки и уронил на пол.

– Что там было? – потребовал Питер, сменив пистолет на наручники. Райс не сопротивлялся, только горько усмехался.

– Всего-то лошадиные транквилизаторы, – пробормотал он. – Ты не зачитаешь мне права?

– У тебя есть право заткнуться, – сообщил ему Питер и что-то в его тоне, видимо, подсказало Райсу так и сделать.

Мари Бомонт изучила руку Нила, прежде чем подобрать шприц. Он был практически пуст.

– Что именно там было? – тихим, опасным голосом спросила она.

Питер пропустил большую часть ответа, набирая номер Дианы.

– Подозреваемый под стражей, и нам нужна скорая, – сказал он, не дожидаясь ее приветствия. Он глянул на Мари, вопросительно приподняв брови. Боже, только бы ничего смертельного. Нил выглядел потрясенным и заторможенным; он практически не шевелился с тех пор, как получил укол.

– Думаю, вызвать скорую не повредит, но сомневаюсь, что существует угроза для жизни, – сказала Мари Бомонт, набирая что-то в другой шприц. – Можно вашу руку? – спросила она Нила, и тот послушно ее подал, явный признак, как он был потрясен.

– Я хочу адвоката, – сказал Райс с пола. Питер уперся коленом ему в спину, заставляя снова лечь.

– Я дам вам нейтрализатор опиатов, – сказала ему Мари. Она протерла его руку спиртом и ловко сделала укол. – Это должно нейтрализовать большую часть дозы, хотя я не вполне уверена, сколько вам досталось. Вам не трудно дышать?

Нил покачал головой. По телефону взволнованный голос Дианы спросил:

– Босс, что происходит? Я держу палец на кнопке, только скажите, кому мне позвонить.

– Пришли в «Тенистые клены» пару агентов и… скорую? – Питер глянул на Бомонт, которая неопределенно махнула рукой. – И скорую, – твердо повторил он, не собираясь рисковать жизнью Нила. – Мне сказали, что критической ситуации нет, но лучше поскорее.

– Сейчас, босс.

– Как вы теперь себя чувствуете? Я не привыкла спрашивать это у пациентов, – добавила она, улыбнувшись.

Если уж этому суждено было случиться, хорошо, что случилось в месте, напичканном медицинским оборудованием и людьми, умевшими его использовать.

Ответная улыбка Нила вышла шаткой.

– Голова кружится, – сказал он. – Очень.

Он так побледнел, что казался почти зеленым.

Питер оставил Райса на полу и быстро подвинулся его поддержать. Потом подумал, что последнее, что хочет Нил в таком состоянии – чтобы вокруг торчала толпа незнакомцев.

– Мы можем его увести куда-нибудь в более уединенное место?

– Рядом с главным офисом есть комната отдыха, – Мари Бомонт подхватила Нила с другой стороны со скоростью и сноровкой кого-то, кто привык обращаться с крупными животными.

Питер ткнул в Райса.

– Кто-то должен за ним присматривать.

Этим кем-то, вероятно, должен был стать он сам, как единственный агент ФБР на месте преступления, но он не сбирался оставлять Нила одного. Если придется объясняться в отчете, как подозреваемый сбежал из-за его халатности, что ж, он стиснет зубы и перетерпит.

Привлеченные суматохой, подошли еще несколько фельдшеров, так что Питер оставил Райса под охраной полудюжины любопытных студентов и, вместе с Мари, вывел Нила из комнаты. Комната отдыха оказалась небольшой уютной комнаткой с прилегающей ванной. Мари усадила Нила на диван и измерила его пульс, пока Питер закрывал жалюзи; он не знал, улучшит ли тусклый свет самочувствие Нила, но так он мог хоть что-то сделать.

– Главная опасность – угнетение дыхания, – объяснила доктор Бомонт, обращаясь к Нилу, но достаточно громко, чтобы Питер слышал тоже. – Ваше дыхание чуть замедленно, но не слишком сильно.

– Это хорошо, да? – слабо спросил Нил.

– Да, – подтвердила она.

– Я проверю подозреваемого, – сказал Питер. Он сжал руку Нила, в последнюю минуту спохватившись и потянувшись за здоровой. Нил стиснул его ладонь в ответ; пальцы были холодными и влажными. – Можете остаться с ним, пока я не вернусь, доктор?

Бомонт кивнула.

– Принесите повязку и антисептик, и я обработаю его рану.

Одна из фельдшеров показала Питеру пустую раздевалку, куда можно было запереть Райса («Я хочу адвоката!»), и, оставив двух студентов у двери, он поспешил обратно с, вероятно, чересчур богатым набором припасов для первой помощи.

В его отсутствие состояние Нила не ухудшилось. Мари сидела рядом с ним на диване, и Нил приоткрыл глаза, когда Питер зашел. Когда Мари перевязывала руку Нила, позвонила Диана, дав Питеру возможность заняться чем-то, кроме как торчать над душой.

– Агентам ФБР понадобится сорок пять минут, чтобы до вас добраться, а скорая в десяти минутах. Это ведь не могло случиться в центре города, да?

– Закон Мерфи, – согласился Питер.

– Как Кэффри?

– Вроде стабилен, – Питер оглянулся на Нила, который снова закрыл глаза, коротко и неглубоко дыша.

– Не думаю, что сейчас я могу еще что-то для него сделать, – сказала Мари, когда Питер повесил трубку. – Его дыхание пока в норме, и транквилизатор должен выйти из организма довольно быстро.

– Проверьте ребят, – сказал Питер. Он подумал, что они не знают точно, что больше никто из клиники не замешан. У Райса мог быть сообщник, который мог его выпустить, и он не собирался позволить ублюдку улизнуть.

Мари кивнула и встала.

– Если ему станет трудно дышать, или он уснет, и вы не сможете его разбудить, сразу зовите меня.

Она вышла, и Питер занял ее место на краю дивана. Нил лужицей растекся по дивану, всем видом показывая, как ему плохо.

– По-моему, когда тебя накачали наркотиками в прошлый раз, тебе было веселее, – заметил Питер.

– Мне и было веселее, – простонал Нил. – Я в прошлый раз думал, что это словно доза лошадиных транквилизаторов, но если настоящие лошадиные транквилизаторы похожи на это… – Он тряхнул головой. Это оказалась плохой идеей, и вся краска отхлынула с его лица. Питер поспешно схватил мусорную корзину и подсунул ему как раз вовремя.

– Она ничего не говорила про рвоту, – сказал Питер. Он не хотел висеть у Нила над душой – он сам бы не хотел, чтобы над ним суетились в такой ситуации, – но не знал, что еще сделать. – Хочешь, я позову дока?

– Нет, просто в основном комната не перестает вращаться, – простонал Нил и снова согнулся над ведром. – Боже, голова, – выдавил он между спазмами.

Питер зашел в ванную, намочил пачку бумажных полотенец и наполнил водой пластиковый стаканчик. Нил вытер лицо, швырнул полотенце в корзину и опять повалился на диван.

– Лучше бы я умер, – пробормотал он.

– Ты не чувствуешь… ну, знаешь, опасно плохо, бежать-и-звать-доктора плохо? – спросил Питер.

Нил кашлянул и прочистил горло.

– Нет, наверное. Скорее, как если напьешься – когда это перестает быть весело, и все вокруг кружится и не останавливается.

– Оу, – посочувствовал Питер.

Он унес корзину в ванную и снова присел на краю дивана, желая помочь, но не зная, как. Нил перекатился на бок, одной рукой закрывая лицо и всем телом растекаясь по дивану Питер никогда раньше не видел его больным – по крайней мере, не настолько. Он не особо удивился, обнаружив, что Нил, как больной шестилетка, источает страдания всем телом. Он не жаловался; просто он абсолютно, совершенно, ни капельки ни скрывал своих мучений. От одного взгляда на него у Питера ныли голова и живот.

Может, разговор о деле поможет его отвлечь.

– Ты говорил, что заставил Райса признаться под запись, да? – спросил Питер.

– Угу, – выдавил Нил. – Да.

Он приподнял руку с часами.

– Все здесь.

– Отличная работа, – сказал Питер. Он попробовал положить руку на спину Нилу и слегка погладить. Он не был уверен, что это будет принято, но Нил не отстранился. – Ты молодец, – еще раз добавил он.

Может, это наркотики сделали Нила более податливым, но он медленно растаял под лаской, словно кот, и закрыл глаза.

– Я тебе когда-нибудь рассказывал, как однажды летом подрабатывал на лошадиной ферме? – спросил Питер.

Нил издал слабый звук, показавшийся в равной степени вопросительным и несчастным, что Питер принял за сигнал продолжать.

– Это было летом перед выпускным классом. У нас был сосед, Род Олсен – тот еще тип, мог двадцать лет помнить обиду, но отдал бы тебе последнюю рубашку…

Когда приехала скорая, Питер перескочил с того, как учился ездить на лошадях, на смущающие анекдоты из его стажерских дней. И еще пару раз проводил Нила до ванной, ибо наркотик, похоже, активно выводился через почки. Нил смог самостоятельно сидеть, пока парамедики его осматривали, хотя Питер на всякий случай придерживал его за руку. Его лицо приобрело более здоровый цвет.

– Я в порядке, – сказал Нил, глядя, как Питер тревожно его рассматривает. Он говорил хрипло, но гораздо сильнее. – Иди убедись, что Райс никуда не денется.

Не делся – хотя угрожал судебным иском. Питер решил так его и оставить, и вернулся проверить Нила. Парамедики заставляли его пить энергетический напиток.

– Ничего страшного, – заверил Питера старший парамедик, снимая манжетку тонометра. – Головокружение и слабость сохранятся еще пару часов, и хорошо бы кто-нибудь остался с ним на ночь на всякий случай, но я не вижу угрозы для жизни. Но если хотите, можете получить альтернативное заключение от доктора.

Стоявшая в дверях доктор Бомонт быстро улыбнулась, когда Питер глянул на нее.

– Транквилизаторы для животных опасны для людей, не столько из-за дозы, сколько из-за различий в метаболизме, – объяснила она. – Отвезти его в больницу не повредит. Я бы отвезла, если бы кто-то из моих фельдшеров нечаянно вколол себе транквилизатор. Но если он чувствует себя нормально, я думаю, все будет в порядке.

– Нормально – это громко сказано, – пробормотал Нил, но он действительно выглядел гораздо лучше.

***


Когда Питер закончил ждать подкрепление, брать показания у, кажется, сотни свидетелей, оформлять Райса и обрабатывать улики, было уже больше полуночи.

Нила он отпустил гораздо раньше, снова с браслетом. Помня о рекомендации присматривать за ним ночью, он попросил Диану отвезти его к себе домой. Нил казался неуверен насчет этого, но Питер не сомневался, что Элизабет будет только рада возможности суетиться над ним весь вечер.

Свет в доме был приглушен. Питер тихо вошел и обнаружил Нила на диване, под одеялом, тихо смотрящим старый фильм. На миг в голове мелькнули неприятные картинки, как Нил безжизненно распластался на диване в клинике, но сейчас он выглядел куда лучше и приподнял голову, когда Питер вошел. Сатчмо, дремлющий на полу рядом с диваном, подскочил приветствовать своего хозяина.

– Знаешь, у нас есть комната для гостей, – сказал Питер, сбрасывая обувь. Он говорил тихо, чтобы не потревожить Эл. Она сказала, что не возражает – и он видел теплый свет торшера, просачивающийся на лестницу через открытую дверь спальни, – но все же предпочитал не беспокоить ее, когда возвращался поздно.

– Знаю, – сказал Нил. – Просто пока не хотел спать.

Другими словами, ждал, пока вернется Питер.

– Эл уже спит?

Нил кивнул.

– Но она просила тебе передать…

– Что не против, если я ее разбужу. Я знаю. Как рука?

Нил пошевелил пальцами.

– Немного болит, но не сильно. Эл сказала, что утром отвезет меня в клинику узнать, не нужно ли мне еще каких-нибудь медицинских штуковин.

Питер достал из холодильника пиво. Ему всегда требовалось время, чтобы прийти в себя после работы: мозг слишком взвинчен, чтобы уснуть. Он присел на край кофейного столика.

– Хочешь на диван? – спросил Нил и подтянул ноги, освобождая место. Он с тоской покосился на банку в руке Питера. – Эл запретила мне вино. Сказала, что оно может повлиять на депрессанты, уже имеющиеся в организме.

– Моя жена – умная женщина.

– Я не думаю, что они все еще в организме, – с надеждой сказал Нил.

– Нил, тебя рвало все утро. Нет, вина ты не получишь.

Нил удрученно поник, потом оживился:

– Кстати, по-моему, Элизабет оставила тебе ужин в холодильнике.

Она действительно оставила тарелку, накрытую пластиковой пленкой, к которой прилепила записку с карандашным сердечком. Питер забрал тарелку в гостиную и уселся на край кофейного столика.

– Что мы смотрим?

– Человек, который слишком много знал. Хичкок.

– А, – сказал Питер. – Шпионы, убийцы и насаждение мнения, что гражданские куда более компетентны в расследовании преступлений, чем полиция.

– Только ты можешь такое увидеть в классической интриге.

– Я называю вещи своими именами, – сказал Питер, поглощая ужин.

– Я знаю, – сказал Нил, и в его тоне проскользнула такая теплота, что Питер остро глянул на него – но Нил невинно глядел на экран.

@темы: Перевод, Персонажи: Нил, Персонажи: Питер, Фанфики

Комментарии
2015-01-29 в 17:20 

Медовая лапка
"Словно дрессировать котов. В буквальном смысле." Да, Нил как кот, гуляющий сам по себе, но он не откажется от порции восхищенных взглядов и ласковых жестов внимания. В какие только уже ситуации авторы ни ставили бедняжку Нилу, чтобы показать отношению к нему Питера! Последнему еще повезло, что с ними не было Моззи! Страшно было бы себе представить, как бы он себя вел в такой ситуации, так что страдания в духе шестилетки - это еще ничего. Да Питеру и давно пора привыкнуть)))
Спасибо!
Как думаете, есть какой-нибудь шанс, что через энное количество времени сериал продлят? У меня "ломка"(((((( Не спасает ни "Ганнибал", ни "Декстер" с самого начала((((((:weep2:

2015-01-30 в 17:29 

Медовая лапка, ой, сочувствую! Меня, слава богу, уже переломало, я упоенно строчу фанфики и меня даже подбили на битву.
А продолжения сериала, я даже вот не знаю хочу ли. Я довольна финалом. Увидеть Питера и Нила снова - конечно, да, хочу. Вопрос под каким соусом нам это все преподнесут?! Сценаристы точно не будут заморачиваться отношениями героев и испортят то, что создали.

2015-01-30 в 18:58 

_Наблюдатель
Медовая лапка, пожалуйста!
Сериал закрыт окончательно, какое тут продление? Так не бывает.
И слава богу.

2015-02-07 в 22:48 

ViCCy
_Наблюдатель, ваши переводы настоящий подарок, спасибо большое, очередная замечательная история)

2015-02-08 в 06:45 

_Наблюдатель
ViCCy, awww, спасибо! :friend2:

   

White Collar

главная