Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
14:04 

_Наблюдатель
Фик не рождественский, но по крайней мере слово "Рождество" упоминается:) С праздником! :xmas:

Фэндом: White Collar
Название: Культурный шок
Автор: Shоlio (Friendshippеr)
Перевод: _Наблюдатель
Оригинал: здесь
Тип: Джен
Жанр: Hurt/Comfort, Fluff, Friendship
Рейтинг: PG-13
Персонажи: Питер, Нил, Элизабет
Сезоны/спойлеры: нет
Объем: ~2 000 слов
Саммари: Кое-что на открытии галереи пошло не по плану. Написано на White Collar H/C Advent.


По мнению Питера, такой нелепый несчастный случай мог произойти только с Нилом Кэффри.

Элизабет организовывала открытие праздничной выставки в галерее Деармитт, так что Питер и Нил пришли для моральной поддержки. Ну, то есть, Питер пришел для моральной поддержки; а Нил – потому что ему на самом деле нравились подобные вещи. Когда Питер спросил его, хочет ли он пойти, он просиял как щенок, которому предложили сразу фрисби и прогулку.

Они прибыли за полчаса до начала торжества. Галерея уже была открыта для посетителей, и несколько человек в дорогих, сшитых на заказ костюмах, курсировали между предметами искусства, большинство из которых представляли собой запутанные клубки ржавого металла, сваренные между собой в форме петли и обернутые слоями рождественских гирлянд. Некоторые были включены и светились как странные рождественские елки; другие таились в тени мрачными темными корпусами. Питер просмотрел описание выставки, чтобы не казаться полным идиотом, если кто-то попробует с ним заговорить. Что-то про коммерциализацию Рождества и капиталистическую эксплуатацию, выкачивающую дух Рождества ради материальной выгоды; все ясно, теперь он мог блефовать в по крайней мере паре коротких разговоров.

Мимо промелькнула Эл в зеленом вельветовом платье и на по крайней мере десятисантиметровых шпильках, поднимающих ее с уровня его плеча до уровня его носа.

– Дорогой, ты бы не мог помочь мне передвинуть этот стол, пожалуйста? Он блокирует двери, не знаю, чем думали поставщики…

Она нашла работу и для Нила: раскладывать на подносах канапе.

– Так я и знал, – сказал Питер, проходя мимо с охапкой стульев. – Я в поте лица таскаю мебель, пока ты складываешь бумажные розочки.

– Каждому по способностям, – довольно сказал Нил и подвинул пирожное на миллиметр влево.

Продолжая работать, Питер старался не упускать его из виду. Не то чтобы он ожидал, что Нил украдет скульптуру, сделанную из полутонны ржавого металла, но это уже стало привычкой – каждую пару минут проверять, на месте ли Нил. Он становился слегка дерганым, когда не мог его увидеть. Знаешь, сказал он себе, когда-нибудь с него снимут браслет, и тебе понадобится распрощаться с этой привычкой, или всё станет очень неловко.

Одна из инсталляций, смахивающая на странную помесь старинного парового трактора и рождественской витрины, вдруг издала шипящий звук, и все лампочки на ней потухли.

– О нет, – остановилась Эл. – Может, одна из лампочек слабо сидит – Питер, ты достаточно высокий…

– Я справлюсь, – сказал Нил. Питер краем глаза заметил, как Нил оперся о металлический каркас и вытянулся на цыпочках, чтобы достать до верха.

Он не видел точно, что случилось потом – только что Нил резко дернулся назад и упал на спину, и запоздало Питер отметил резкий треск и запах озона. После мига тишины послышался нарастающий гул голосов, главным образом Эл говорила «Нил!», и Питер осознал, что должно было случиться.

Бросив «Не прикасаться!», он парой шагов пересек зал и выдернул из стены шнур питания.

Заглянул за массу металла, он увидел, что Нил лежит на спине, а Эл стоит на коленях рядом с ним. Она сняла свой кружевной пиджак и, свернув его, подсунула Нилу под голову.

– Нил? – сказал Питер, опускаясь на колени рядом с ним. Глаза Нила были открыты. Хорошо. Еще он безучастно моргал в потолок, что было не очень хорошо.

– Нил! – резко сказал Питер, заработав возмущенный взгляд Элизабет, но взгляд Нила сосредоточился на нем. Даже Эл, знавшая его лучше всех, не всегда понимала, как они с Нилом работают.

Подняв голову, Питер обнаружил, что вокруг них тесной толпой сгрудились все посетители галереи.

– Я собираюсь арестовать всех виновных в нарушении норм безопасности, – заявил он, что привело к еще одному раздраженному взгляду Элизабет. Но толпа поспешно рассосалась, плюс он заработал слабую улыбку от Нила, так что Питер посчитал это победой.

Нил был бледен, но дышал нормально, и когда Питер прижал кончики пальцев к его горлу, ощутил учащенный, но сильный пульс. Нил слабо попытался отмахнуться от него, но нескоординированные движения помогали мало. Питер перехватил его руки.

– Лежи смирно, – приказал он, и Нил послушался, что свидетельствовало, что он чувствует себя неважно.

Эл встала и принялась уговаривать людей разойтись, рассылать ассистентов заканчивать оформление стола с закусками. Через минуту она вернулась и прислонилась к плечу Питера.

– Ивонн вызвала скорую, – сообщила она, и Нилу как-то удалось выглядеть раздраженным, даже лежа на спине. – Скоро тут будет полно народу. Скульптура…

– Я отключил ее от сети, – сказал Питер. – Думаю, нужно отключить и остальные. Я серьезно насчет арестов, если это угрожает безопасности. – На другой стороне зала он заметил небритого и слегка истерично выглядящего человека – видимо, автора скульптур, – лихорадочно спорящего с владельцем галереи.

– Никаких арестов, – нетерпеливо сказала Эл. – Я разберусь со скульптурами. Питер, сзади есть офисы – не хочешь увести Нила куда-нибудь в более уединенное место? Нил, дорогой, ты можешь идти?

– Могу, – сказал Нил. Его голос дрожал, и Питеру с Эл пришлось вдвоем помогать ему встать, хотя, оказавшись на ногах, он двигался более уверенно, чем Питер мог предположить. Элизабет указала им путь к офисам. Она не хотела их оставлять, но у нее была работа. Питер мотнул головой в сторону галереи и слегка ей улыбнулся. Она улыбнулась в ответ, сжала руку Нила и, цокая каблуками, поспешила к владельцу галереи.

Питер провел Нила через указанную Эл дверь, которая вела в коридор со множеством дверей. За первой из них оказался офис с выключенными на ночь лампами и компьютерами; тихо, уединенно, и вряд ли они найдут что-то лучше. Он опустил Нила на пол.

– Это абсурд, – простонал Нил. – По-моему, это самая унизительная вещь, что со мной случалась.

– Шутишь? – спросил Питер, снова измеряя его пульс. – Припоминаю одно происшествие, включавшее крышу музея «Метрополитен» и ливень…

– Ладно, вторая самая унизительная вещь. – Раздраженному взгляду Нила недоставало его обычной силы. Он был похож на марионетку с обрезанными нитями, распластавшись частично на полу, частично опираясь на стену. Питеру смутно вспомнилось происшествие в клинике Хаузера: там он был таким же безвольным и податливым.

– Что именно произошло? – спросил Питер, переворачивая руку Нила и изучая ее: умеренное покраснение, но ожогов вроде не заметно. Более тревожным казалось то, что рука была холодной и дрожала.

– Не знаю, – сказал Нил и раздраженно выдернул руку. – В смысле, очевидно, что-то на скульптуре ударило меня током, но я не знаю, задел ли я это, или она вся была под напряжением.

– Культурный шок, – заметил Питер, снимая пиджак и накрывая им Нила.

– Что, – переспросил Нил.

– Культурный шок. Ты получил электрошок на культурном событии, – усмехнулся Питер. – Постараюсь это запомнить, чтобы рассказать Эл.

– Нет. Нет, ты этого не сделаешь. Если не хочешь, чтобы она выплеснула тебе в лицо напиток, и ты всецело будешь этого заслуживать.

Дверь, которую Питер осталась приоткрытой, распахнулась, пропуская двух парамедиков и ассистентку Эл. Питер отошел, пока они осматривали Нила.

– Вы бы не могли принести пару одеял или что-нибудь такое? – тихо спросил он ассистентку, главным образом чтобы обеспечить Нилу немного уединенности, и она поспешила прочь.

Питер вышел из помещения и едва не столкнулся с Эл.

– Я видела, как подъехала скорая, – сказала она. – Как он?

– Не знаю. Его как раз осматривают. – От ужасной тревоги на ее лице у него защемило сердце. Питер обнял ее и поцеловал в лоб. – Все будет хорошо, дорогая.

– Все равно я чувствую себя отвратительно. Я понятия не имела, что это может быть опасно. Скульптор тоже ужасно расстроен. Мне три раза пришлось помешать ему прийти сюда, чтобы извиниться лично.

– Что насчет остальных скульптур? – спросил Питер.

– Мы отключили подачу энергии на все. Они внушительно смотрятся и без освещения, и я уже вызвала на завтра электрика, чтобы он их осмотрел. – Она чуть улыбнулась Питеру. – Шоу должно продолжаться.

– Нил бы этого хотел, – сказал Питер и осознал, что это прозвучало как надгробная речь; лицо Эл снова исказилось. – Он в порядке, дорогая, правда – ну, в основном. Жаловался, как это унизительно. Это непохоже на Нила на краю смерти.

Из офиса вышли парамедики.

– Госпитализация не требуется, – сказал Питеру старший. – В основном он в порядке. Просто пусть пару часов отлежится, пока не сможет стоять сам. Если бы кто-нибудь мог побыть с ним это время, было бы неплохо. После поражения током всегда есть риск аритмии.

Он быстро перечислил Питеру и Эл список потенциальных симптомов – головокружение, трудности с дыханием, нерегулярное сердцебиение – но заверил, что это маловероятно, поскольку Нил был молод и здоров.

Когда парамедики уходили, вернулась ассистентка Эл с охапкой пушистых пледов.

– Нашла их в комнате отдыха, – доложила она, выглядя довольной собой.

– Мне нужно… – сказала Эл, махнув на галерею.

– Иди, иди. Все будет хорошо. – Питер быстро поцеловал ее, забрал одеяла и вернулся в офис.

Недовольный Нил сидел у стены. Он не возражал, когда Питер навалил на него пледы, что подтверждало, что он все еще чувствовал себя паршиво.

– Я пропускаю закуски и винный бар, – пожаловался он. – Можешь принести мне вина?

– Шутишь? Не думаю, что ударенным током достается вино.

– Парамедики ничего про это не сказали.

– Потому что считали, что это и так очевидно. – Питер уселся рядом с ним. Нил попытался встать, вместе с пледом, но Питер положил руку ему за грудь. – Сиди.

– Мне гораздо лучше, – сказал Нил.

– Думаешь, сможешь стоять без головокружения?

– Пппочти.

– Ага. Нет уж, на какое-то время ты застрял здесь.

– Мы пропустим всё открытие, – пробормотал Нил, съезжая ниже в своем гнезде из одеял.

– Ты ведь уже видел скульптуры, – сказал Питер. Он глянул вниз и обнаружил, что Нил превратился в завернутый в одеяло кокон, из которого виднелась только макушка. – Что еще там делать? Слоняться и обсуждать со скучными людьми помпезное искусство, потягивая вино?

– Именно это, – приглушенно отозвался Нил, высунув голову. – Мне нравятся такие вещи. И, если ты не заметил, в последнее время мой социальный календарь несколько ограничен.

Он пошевелил вытащенной из-под одеяла левой ногой.

Питер прекрасно понимал, что им манипулируют, но маленькие щупальца симпатии все равно прокрались через трещины в его Кэффриустойчивой эмоциональной броне. Нил действительно ждал этого вечера, по каким бы то ни было причинам.

– Слушай, если останешься здесь и посидишь смирно, пока не сможешь держаться на ногах, не падая и не разбивая голову, я свожу тебя на какую-нибудь другую выставку, хорошо? Считай это ранним подарком на Рождество.

– Вне моего радиуса? – с надеждой спросил Нил.

– Не испытывай удачу.

– Потому что скоро будет то открытие в маленькой галерее в Бруклине…

– Я сказал, не испытывай.

***


Где-то полчаса спустя Эл тихо приоткрыла дверь и остановилась на пороге.

Питер откопал в одном из ящиков стола пару старых спортивных журналов и читал их при свете настольной лампы, которую поставил рядом с собой на пол. Между тем, Нил, уснувший в своем коконе из одеял, медленно кренился набок, пока не угнездился у Питера под боком.

– Знаю, – тихо сказал Питер при виде взгляда на лице Эл. – Не буди его. А то снова начнет трепать языком.

Сняв шпильки, Эл тихо подошла к ним и села с другой стороны Питера. Казалось, будто она очень старалась не рассмеяться, но наконец взяла себя в руки. – Я решила посмотреть, могу ли что-нибудь тебе принести – канапе, может, или пива?

– А есть пиво? – оживился Питер. – Конечно. Было бы неплохо. И да, я мог бы что-нибудь съесть. Как вечеринка?

– Хорошо. По крайней мере, непохоже, что галерею завалят тонной исков. – Она чмокнула его в губы. – Я бы посочувствовала, что вам приходится проводить все веселье в задней комнате, вот только мне кажется, что ты как раз предпочитаешь быть здесь, а не там.

– Здесь мирно, – признал Питер.

– И все же ты был готов страдать на открытии ради меня – и Нила. – Она коснулась его кончика носа пальцем. – Ты добрая душа, Питер Бёрк, ты меня не проведешь.

– Шшш, – сказал Питер. – А то все узнают.

– Твой секрет в безопасности со мной. Пойду принесу тебе что-нибудь поесть, и для Нила тоже, когда он проснется.

Она тихо вышла из офиса. Питер глянул вниз на макушку Нила. Здесь действительно было мирно. Ему нечасто выдавалось свободное время, когда было абсолютно нечего делать и некуда идти. Конечно, будь у него выбор, он бы лучше провел это время, смотря бейсбол с Сатчмо в ногах, а не с Нилом, под тяжестью которого у него уже капитально затекла рука…

– Надеюсь, ты это оценишь, – тихо сказал он Нилу.

Нил сонно пробормотал что-то и приткнулся ближе.

End.

@темы: Перевод, Персонажи: Нил, Персонажи: Питер, Персонажи: Элизабет, Фанфики

Комментарии
2013-12-27 в 22:52 

Мой любимый переводчик, спасибо вам за ваш нелегкий труд!!! Спасибо за этот прелестный фанфик!!! И спасибо за то, что ваши работы делают мою жизнь прекрасной!!! С Рождеством вас! Всего самого-самого лучшего!!!!

URL
2013-12-28 в 09:49 

_Наблюдатель
Гость, awwwww, ваш коммент сделал мне день! :heart: Спасибо огромное! :buddy:

2013-12-30 в 17:25 

Медовая лапка
Хочется поблагодарить за такой замечательный подарок к Новому году! Спасибо! Желаю Вам всего самого наилучшего! Здоровья, удачи, интересных идей! :new5:

2013-12-30 в 18:54 

_Наблюдатель
Медовая лапка, спасибо за пожелания! :buddy: С Наступающим! :snezh:

   

White Collar

главная