18:41 

belana
пессимист (с) ЛЛ
Название: Где-то, где я никогда не бывал
Переводчик: belana, algine
Бета:Терри., Nadalz
Оригинал: Somewhere I Have Never Traveled – sam-storyteller
Разрешение на перевод получено
Персонажи: Нил Кэффри, Питер Бёрк, Элизабет Бёрк
Рейтинг: R
Категория: слеш
Саммари: в другой вселенной Питер Бёрк выбрал карьеру в бизнесе. Он бы не встретился с Нилом Кэффри, если бы Нил не попытался ограбить его компанию
Примечание: переведено для Фандомной Битвы – 2012

Нил: В какой-нибудь другой вселенной ты носил бы
консервативные налстуки, ходил бы на деловые обеды, летал бы на корпоративных самолётах...
Питер: Сомневаюсь, что мы бы встречились.
Нил: Возможно. А может и встретились бы, но при других обстоятельствах.
Питер: О да. Ты бы ограбил мою компанию.

White Collar S2Eр8


      — Ты, — произнес Питер, расправляя полотняную салфетку на коленях, — жулик, да, Табернакл?
      Четырнадцать недель. Четырнадцать недель Нил был Стивеном Табернаклом, непритязательным инспектором «Baysworth Insurance». Четырнадцать недель он медленно собирал информацию об их страховых обращениях, изучал стиль работы компании, их клиентов и объекты страхования. Запоминал, какие протоколы безопасности чаще всего устанавливают у клиентов. Это была золотая жила, и Нил никак не мог поверить, что не додумался до этого раньше.
      А вот теперь всё, похоже, летело к чертям. Очень быстро.
      — Я не понимаю, о чём вы, мистер Бёрк, — Нил стеснительно улыбнулся. Когда Бёрк пригласил его на ужин, он предположил, что его либо повысят, либо начальник с ним заигрывает. Обе гипотезы обладали определенной привлекательностью. Работать в команде Бёрка даже на самой незаметной должности — это удовольствие, а Нил никогда не отрицал, что Бёрк отлично выглядит, но сейчас ему в последнюю очередь нужно было внимание одного из ведущих экспертов в области страхования.
      — Думаю, ты прекрасно знаешь, о чём я, — ухмыльнулся Бёрк (вот засранец!), а Нил начал просчитывать пути отхода. — Для начала, тебя зовут не Стивен Табернакл. Видишь ли, у меня есть знакомый в полиции, который прогнал твои отпечатки по базе, после того как ты в предыдущий раз передал мне папку с материалами…
      — Так вот почему мы перешли на пластиковые файлы… — простонал Нил.
      — Плюс мне нравится их блеск, — развеселился Бёрк. — Я знаю твоё настоящее имя, Нил Кэффри. Копы называют таких как ты шакалами.
      Существовал небольшой шанс, что это брехня, Нил знал, что на него не выписан ни один ордер, да и откуда Бёрку знать, чем он занимается? Половина этого всё равно происходила только в его голове. Кэффри помолчал. Бёрк сделал глоток вина.
      — Итак, — сказал Бёрк. — Я хочу знать, что ты украл.
      — Ничего, — ответил Нил. Что было правдой. Почти.
      — Вторая попытка. — Бёрк перестал улыбаться. Но он всё ещё не был уверен.
      — Я не украл ничего ценного из «Baysworth Insurance», — попытался выкрутиться Нил.
      Бёрк вздохнул.
      — Я дал тебе шанс сказать правду.
      Он полез в карман, извлёк мини-диск и бросил его на стол.
      — Запись с камер слежения, — объяснил он. — Четыре недели назад я установил камеры в копировальной комнате. И ксерокс? Он сохраняет информацию обо всём, что через него проходит. Это старый баг в системе безопасности, но очень немногие об этом знают, что иногда чрезвычайно полезно.
      Нил уставился на диск.
      — Ты копировал очень много файлов, Нил Кэффри. — И почему Бёрк постоянно зовёт его полным именем? — Файлы на клиентов. В основном, общедоступная информация, если только парень, её копирующий, не уносит почти каждый день эти бумаги практически на теле под отличными костюмами. Если только парень, копирующий их, не связан с кражами и подделками.
      — Ничего не было доказано, — ответил Нил.
      — Этого и не требовалось. Ты можешь быть невиновен, пока не доказано обратное, но твоя невиновность уж очень подозрительна, — пояснил Бёрк. Он посмотрел на приближавшегося официанта с корзиночкой хлеба в руках.
      — Я буду мраморный стейк. — Официант кивнул. — А мой друг будет лосося. Поверь, это прекрасно, — сказал Бёрк Нилу.
      После ухода официанта Нил продолжил молчать. Бёрк за ним наблюдал. Кэффри взял диск и начал крутить его в руках.
      — Это не единственная копия, — сказал Бёрк. Нил положил диск на стол рядом со своей тарелкой.
      — Если бы это было так, я бы уже сидел в наручниках, — ответил Нил. Бёрк — по-другому тут не скажешь — наградил его улыбкой.
      — А вот это уже честность. Хорошо.— Он глотнул вина. — Можно я буду называть тебя Нилом?
      — Разве я могу тебе помешать?
      — Не особенно. Итак, ты крал досье на клиентов. Изучаешь, как мы работаем? Как работают наши клиенты? Тихоня Стив, который приносит обед из дома, содержит свои документы в безупречном порядке и подбрасывает неординарные варианты развития расследований своим коллегам.
      Блин. Вот этого делать не стоило. Просто некоторые из его коллег были настолько слепы, что не замечали: их большой клиент — мошенник, так что Нил не сдержался и оставил анонимную подсказку.
      То есть, не столь уж анонимную. Он сумел привлечь к себе внимание.
      — Угу. Дэйвис должен был сам это заметить. В конце концов, ты же заметил, — согласился Бёрк. — Видишь ли, Нил, всё, что я сказал, правда. Если я передам этот диск в полицию или хотя бы нашему директору, тебя очень быстро арестуют.
      — Так почему ты ещё этого не сделал? — спросил Нил. Бёрк облокотился на стол, переплёл пальцы и посмотрел на Нила поверх собственных рук.
      — Какое у тебя образование? Научная степень? — спросил он. Нил нахмурился. — Бухгалтерский учёт?
      — Нет, — признал Нил.
      — Ты закончил колледж?
      — Нет.
      — Ты ходил на курсы продвинутой алгебры в старших классах? — поинтересовался Бёрк с теплом в голосе. — Или старшие классы школы ты тоже не закончил?
      — Хватит уже, либо сдавай меня, либо прекрати трахать мне мозг, — не выдержал Нил.
      — Задел за живое, да? — Бёрк не шевельнулся. — Мой босс хочет повысить Стива Табернакла. А у тебя даже нет аттестата. При этом босс хочет, чтобы я взял тебя под своё крыло. Он считает, что ты можешь стать следующим Питером Бёрком.
      — Я страшно польщён, — протянул Нил.
      — Это правильно. Я провёл шесть лет, изучая своё дело, и я отлично с ним справляюсь. Я ежегодно зарабатываю семизначную сумму. Восьмизначную, если получаю хорошие бонусы. У меня есть пентхаус в Манхеттене и загородный домик в Хэмптоне. Этот ужин стоит дороже, чем твой костюм. — Бёрк откинулся на спинку стула, ухмыляясь, как засранец. — Нил, учись принимать комплименты. Именно поэтому я пока тебя не сдал.
      Нил наблюдал за ним с некоторым замешательством.
      — Ты сообразителен, — сказал Бёрк. — Сам разберись. Можешь подумать, я собираюсь уйти отсюда только после плотного ужина.
      Трудно было размышлять под пристальным взглядом Бёрка, разглядывая диск. Трудно было думать, когда на второй чаше весов его благосостояние, а также судьба Кейт и Моззи. Что же Бёрк знал?
      Бёрк знал, что Нил самоучка и что он привлёк к себе внимание. Директор хотел дать Кэффри повышение, но Бёрк знал, что Нил не профессионал.
      — Ты чего-то от меня хочешь, — подытожил он. — В профессиональном плане.
      — Ну, твоя задница отлично смотрится, когда ты перебираешь бумаги в картотеке, но меня больше интересуют твои мозги, — сказал Бёрк, потом продолжил, пока Нил не придумал ответ. — Ты умён. Мне это нравится. Я хочу заключить с тобой сделку, Нил.
      Тот ухмыльнулся. С этим можно работать.
      — Что у тебя на уме?
      — Завтра я должен быть в Чикаго, — сказал Бёрк. — Мы считаем, что один из клиентов мошенничает. Один человек уже работает на месте, но надо проследить путь денег. Я хочу, чтобы ты поехал со мной. Пойдём на охоту, — добавил он.
      — Или?
      — Нил, — вздохнул Бёрк разочарованно. — Давай я всё разложу по полочкам. После отличного ужина и, может быть, кофе я сяду в машину, которая дожидается меня снаружи. Она довёзет меня до самолёта, который отправится в Чикаго. Либо ты едешь со мной, и мы ведём это расследование, либо мы пожимаем руки, и я сажусь в машину один. Если история будет развиваться по второму сценарию, то тебе уже пора бежать, — добавил он, хищно улыбаясь. — Потому что диск отправится в полицию, а это очень неприятно. Когда они тебя поймают, ты сбежишь — ненадолго, но достаточно, чтобы пожалеть, что не выбрал первый вариант.
      — Ты уверен, что меня поймают.
      — Да.
      Нил подумал над раскладом.
      — Что случится, когда расследование закончится?
      Бёрк склонил голову набок.
      — Когда расследование закончится, ты вернёшь мне украденные документы, я отдам тебе всё копии диска, и мы разойдёмся. В теории.
      — А на практике? — вздёрнул бровь Нил.
      — Ты не уйдёшь.
      — Да ты что.
      — Угу. На практике ты вернешься «Baysworth Insurance», получишь работу в отделе возвращения краденного и станешь восходящей звездой. Я наблюдал за тобой, Нил. Ты любишь погоню, и тебе всё равно, за какую сторону играть.
      Нил взял диск в руки и подбросил его в воздух. Бёрк легко его поймал.
      — Мне нужно собрать сумку.
      — Ничуть, — ухмыльнулся Бёрк. — Как думаешь, зачем люди ездят в Чикаго?
      — Из мазохизма?
      — Из-за шоппинга, — ответил Бёрк. — У меня есть корпоративная карта, забавно, но её никто не проверяет. Идёшь?
      Нил откинулся на спинку стула и кивнул.
      — Да. Почему бы нет. Это лучше, чем ордер на арест.
      Бёрк собирался ответить, но принесли еду, и он взял в руки вилку.
      — Я очень люблю хороший стейк, — пробормотал он, пока Нил наблюдал, как розовый сок разливался по тарелке.

      * * *

      Самолёт был не абы каким, а корпоративным — небольшим, но элегантным; Бёрк и Нил были единственными пассажирами. Бёрк смотрел, как Нил изучает салон, прикасаясь к кожаным сиденьям, бару и стерео-системе.
      — Честная работа может приносить удовлетворение, если хорошо её делать, — сказал Бёрк, когда Нил уселся. Он вручил Кэффри телефон. — Это теперь твоё. Позвони коротышке, с которым ты постоянно встречаешься за обедом, и скажи, куда направляешься.
      — Ты само очарование, — хмыкнул Нил. — И громадный выброс углекислого газа.
      — Если ты так заботишься о деревьях, в следующий раз не делай так много копий.

      * * *

      Они приземлились в Чикаго около полуночи. Моззи был в ужасе, когда узнал, что случилось, Кейт была в ярости, но оба в конце концов согласились, что пара дней под колпаком коварного бухгалтера лучше, чем остаток дней в бегах.
      — Возвращайся скорее, милый, — сказала Кейт.
      — Обещаю, — ответил Нил, зная, что Бёрк слышит каждое слово.
      — Я тебя люблю.
      — Я тоже, — пробормотал он, ненавидя свой тон, но не желая говорить о своих чувствах перед Бёрком.
      Наступило утро, Нил должен был проснуться в слегка неопрятной арендованной квартире Стива Табернакла рядом с Кейт и с целым днём аферы впереди. Вместо этого он проснулся в номере-люкс в Чикаго от лязга.
      — Ты в моём номере, — сказал он, сев в кровати и обнаружив Питера Бёрка, снимающего крышки с тарелок с заказанным завтраком.
      — Я думал, фруктовый салат гарантирует более приятное пробуждение, — сказал Бёрк. — Проснись и пой, Нил. У нас чёртова прорва финансовых отчётов, которые надо проштудировать, нужно пообщаться с тремя банками, встретиться с инвестором и сходить на деловой обед с менеджером чикагского отделения. Плюс надо купить тебе костюмы. Консьерж прислал тебе одежду на сегодня, — он кивнул в сторону чехла, висевшего на крючке около двери. Бёрк небрежно бросил ему апельсин, Нил поймал и уставился на него.
      — Ну, ешь. — Бёрк принёс тарелку с фруктовым салатом и блинчики на журнальный столик около окна. — Поешь, прими душ, побрейся и одевайся. И становись гением.
      — Ты всегда такой бодрый по утрам? — спросил Нил, усаживаясь на краю кровати и очищая апельсин.
      — Я встал в пять, — ответил Бёрк с полным ртом. — Уже выпил два эспрессо.
      — Ты больной.
      — Эй, это не я жалуюсь на жизнь, находясь под угрозой ареста. — Бёрк посмотрел на него насмешливо. — Это называется корпоративная этика.
      Нил демонстративно откусил дольку апельсина, чтобы не пришлось отвечать.
      В десять часов утра после встреч с кучей народа и чтения миллиона страниц скучных финансовых отчётов Бёрк дал ему кредитку и велел обновить гардероб. Нил спросил, на чём основана уверенность, что он не сбежит. Бёрк похлопал себя по внутреннему карману пиджака и ухмыльнулся.

      * * *

      На самом деле Питер Бёрк был гением, не зря получающим такие деньги, он умудрялся сделать это расследование интересным. Увлекательным. Он заставлял вас поверить, что вы ищете приведение среди цифр, охотитесь. Бёрк давал Нилу нетривиальные задания, тот чувствовал, что начинает испытывать стокгольмский синдром, потому что было приятно найти зацепку и получить одобрительный взгляд Бёрка.
      Тем не менее, он ни на минуту не забывал о том, что он, в сущности, пленник. Он принадлежал Бёрку — пусть даже временно. Бёрк его кормил, покупал одежду, запросто вваливался в номер по утрам. Когда Бёрк ходил на деловые обеды и общался с большими шишками, Нил не отсвечивал; в конце дня Бёрк возвращался в свой люкс и занимался непонятно чем или говорил водителю отвезти Нила в гостиницу, а сам пропадал в центре города. Нил звонил Кейт или Моззи, но особых новостей не было, они жили в подвешенном состоянии до конца этого дела. Звонки становились всё короче, а вечера всё длиннее. Они работали даже по субботам.
      — Итак, вечер субботы в большом городе, — сказал Нил, когда Бёрк закрыл их временный офис после работы. — Какие планы?
      — Пойду на бейсбол, — ответил Бёрк. — «Cubs» против «Confines», хот-доги, пиво, далее по списку. А ты как?
      Нил покрутил в руках шляпу. Он приобрёл её здесь, Бёрк заявил, что в ней он похож на мультяшного персонажа, но это был прекрасный камуфляж и отличный реквизит
      — Думаю, в отель.
      Бёрк на минуту задумался, потом рассмеялся.
      — О, я понял. Ты думаешь, что находишься под домашним арестом. Да ладно, Кэффри. Если бы ты хотел сбежать, то сделал бы ноги, когда я дал тебе кредитку. Иди развлекись. Но не возвращайся слишком поздно.
      — Завтра работаем?
      — Мошенники не дремлют.
      — Ну, не хочу стоять на пути твоего триумфа, — протянул Нил. Бёрк пристально на него посмотрел, словно они всё еще работали над делом.
      — Можешь пойти на игру, если хочешь, — почти неуверенно предложил он в конце концов.
      — Да не, я не любитель бейсбола, — отмахнулся Нил.
      — Ты уверен? Ты много пропускаешь.
      — VIP-ложа? Мягкие кресла и вкусная еда? — ухмыльнулся Нил.
      — Мне нравятся места под открытым небом, — ответил Бёрк, сунув руки в карманы.
      — Как это по-плебейски, — прокомментировал Нил.
      — Ну, можно извлечь парня из рабочего класса... — пожал плечами Бёрк.
      — Приятно знать, что великий Питер Бёрк помнит о своих корнях. — Нил хлопнул его по плечу.
     ...И аккуратно извлёк ключ от номера из его кармана.

      * * *

      У Бёрка номер был лучше: больше, да и вид из окна был интереснее. Нил несколько секунд наслаждался прекрасным, прежде чем вернуться к работе.
      В шкафу оказалось много сшитых на заказ костюмов, дорогих рубашек; дорогих, пусть и кошмарных галстуков. В комоде нашлись аккуратно сложенные футболки и несколько пар повседневных брюк. На столе в гостиной были разбросаны разные мелочи: запонки, мелкие монеты, аккуратная стопка чеков и несколько брошюр с местными туристическими достопримечательностями. У Бёрка было два ноутбука — рабочий остался в «офисе», а личный лежал на кровати. Он был запаролен, так что Нил оставил его на потом. Цифровой фотоаппарат с парой снимков Чикаго. Никаких личных цифровых или бумажных фото. Из розетки рядом с кроватью торчал зарядник от телефона.
      Чемодан Бёрка оказался куда более интересной находкой. Кроме нескольких бумаг по работе (Нил всё это уже видел) там лежала стопка книг: карманный справочник по Музею изобразительных искусств, какой-то детективный триллер, научно-популярное издание под названием «Поиск подделок», путеводитель по Чикаго от «Lonely Planet» и «Девушка с жемчужной серёжкой». Последняя книга, по мнению Нила, сильно выбивалась из общего ряда.
      В путеводителе две страницы были потрёпаны: на одной был список блюзовых клубов города, на другой — карта гей-квартала. Любопытно.
      Нил размышлял, на что у него хватит наглости, потом взял «Девушку с жемчужной серёжкой», устроился на кровати и попытался взломать пароль ноутбука. Он недостаточно хорошо знал Бёрка, чтобы угадать код, а тот был достаточно изворотлив, чтобы внедрить программу, отслеживающую попытки залогиниться, но иногда принудительное выключение и F4 творят чудеса.
     ...или приводят к появлению голубого экрана смерти. Нил разочарованно посмотрел на него, потом выключил компьютер.
      Нил некоторое время разглядывал вид из окна, но быстро бросил. У него не было никакого козыря против Бёрка; в этой комнате он не нашёл никакой новой личной информации об этом человеке. Бёрк любит искусство и блюзы и, возможно, предпочитает мальчиков. Или любит прошвырнуться по магазинам. Кроме того, согласно «Lonely Planet» в гей-квартале есть приличные рестораны.
      Нил взял в руки книгу (он заслужил вознаграждение за все неудобства), бросил ключ от этого номера на журнальный столик рядом с запонками и вернулся к себе. С его кровати открывался вполне приличный вид из окна (но не такой классный как у Бёрка). Он находился не в Нью-Йорке, но в Чикаго было достаточно небоскрёбов, светофоров и проносящихся мимо машин, чтобы это успокаивало.
      Он, должно быть, заснул за чтением, потому что проснулся от шуршания страниц — кто-то забрал книгу. Нил открыл глаза и увидел Бёрка. Его глаза казались чёрными в слабом освещении.
      — Бёрк? — удивился Нил и повернулся к окну: нет, ещё не утро. — Какого чёрта?
      — Я потерял свой ключ, — объяснил тот, подошёл к кровати и плюхнулся в кресло рядом с ней. Нил увидел бутылку скотча и полупустой бокал на столе. Бёрк отложил книгу, откинулся на спинку кресла, сцепил руки на животе и уставился в окно. — Ну, я так подумал. Решил поспать на твоём диване. А тут ты — с моей книгой. — Бёрк искоса посмотрел на него. Нил сел, собираясь озвучить объяснение, но Бёрк поднял руку: — Не желаю ничего слышать, Кэффри, если ты не украл мой ноутбук.
      — Не украл, — честно ответил Нил.
      — Прекрасно.
      — Как прошла игра?
      — «Cubs» проиграли, но смотреть было интересно.
      — Ты можешь взять запасной ключ у администратора, — подсказал Нил. — Я оставил твой у тебя.
      — Да, я об этом не подумал. Слишком много пива, — пожал плечами Бёрк.
      — А теперь скотч, — заметил Нил максимально нейтрально.
      — Ну встану завтра в шесть вместо пяти, — отмахнулся Бёрк, по-прежнему глядя в окно. — Знаешь что, можешь завтра встать в восемь, а не в семь.
      — Завтра и так воскресенье, — сказал Нил.
      Бёрк сделал глоток. Нил понял, что тот выглядит одиноким.
      — Можно задать вопрос?
      Бёрк искоса посмотрел на него.
      — О чём?
      — Мы здесь почти неделю. Ты скучаешь по Нью-Йорку?
      — А ты?
      — Да. Жду не дождусь момента, когда смогу отсюда свалить, — искренне ответил Нил. — И это связано не только с тем, что я твой цепной бухгалтер.
      — Ну конечно, — хмыкнул Бёрк.
      — И что? Разве ты не скучаешь по дому?
      Бёрк опять повернулся к окну.
      — Нью-Йорк — просто место. Как и любое другое.
      — Там есть девушка, которая по тебе скучает? — спросил он и добавил: — Или юноша?
      — Неа.
      — За таким парнем, как ты, наверное, толпы бегают, — заметил Нил.
      — Я ещё не встретил того самого человека, — пробормотал Бёрк. — Какого чёрта? Что это, «Правда или действие»?
      — Я всегда хотел знать, чем живет другая половина человечества, — ответил Нил. — Ну, трудолюбивые люди, зарабатывающие честным трудом, — объяснил он, встав в позу Рози-клепальщицы. Бёрк расхохотался.
      — Избавь меня от своего сарказма, Нил.
      — Эй, мне хотя бы приятно красть, — ответил тот.
      — Что это значит?
      — Ты сидишь в моём номере в... — Нил посмотрел на часы, — полпервого ночи, пьёшь скотч и выглядишь так, словно готов продать душу за возможность с кем-нибудь поговорить.
      Бёрк бросил на него язвительный взгляд и поставил бокал на столик.
      — Я не бедный богатый мальчик. Мне нравится моя жизнь. — Он снял трубку телефона и набрал номер администратора. — Это Питер Бёрк. Кажется, я потерял свой ключ. Можете принести мне ещё один? Да, встретимся там.
      — Угу, прямо по голосу понятно, как тебе нравится твоя жизнь, — протянул Нил.
      — Мне не нужна твоя жалость, Кэффри, — спокойно ответил Бёрк. Нил проследил, как он вышел из номера.
      — Надо бы ему щенка купить, что ли, — пробормотал он и устроился поудобнее на кровати, засыпая.

      * * *

      На следующее утро Бёрк был собран и деловит как будто предыдущей ночи не было. Но он действительно работал вполсилы; Нил не мог понять: потому, что Супер-Бёрку тоже иногда надо отдыхать или у него похмелье. Как бы то ни было, они свернулись к двум часам.
      Возможно, надо бы работать интенсивнее. Время шло — несколько дней уже превратились в три недели. Нил начал с ужасом ждать ежевечерних звонков Кейт, потому что они постоянно ссорились: почему Нил всё не возвращается, что такого в этом Бёрке и почему Нил до сих пор не сбежал. Сколько же можно проверять бухгалтерские счета одной компании?
      — Это займёт столько времени, сколько займёт, — объяснил Нил, стараясь не повышать голос. Он никогда не кричал на Кейт. — Я здесь пашу как раб на галерах, ясно? Я же не навсегда уехал. Раньше или позже мы либо выпутаемся из этой переделки, либо закончим здесь и вернёмся. Да, всё настолько пр... Кейт?
      Она повесила трубку. Нил бросил телефон на кровать и потёр ладонями лицо. Боже, он никогда не думал, что устанет жить в шикарном номере-люкс, а вот.
      При здравом размышлении избивать стену было плохой идеей. Она была больше и сильнее Нила, поэтому, конечно, выиграла. Нил зашипел и потряс рукой.
      — Кэффри? — раздался голос из-за двери. Потом кто-то постучал. — Ты там в порядке?
      — Нормально, — отозвался тот, разминая пальцы, подошёл к двери и открыл её.
      — Я походил мимо и услышал стук, — сказал Бёрк.
      — Я подрался со стеной.
      — Что она тебе сделала? — вздёрнул бровь Бёрк.
      — Она мне дерзила, — объяснил Нил и нахмурился. — А ты подрался с противопожарной системой?
Бёрк ухмыльнулся. На нем была мокрая футболка и не менее влажные спортивные штаны; его волосы липли к голове.
      — Я был в спортзале, — ответил Бёрк, утерев лоб рукавом.
      — Проходил курс молодого бойца?
      — Разминался.
      — Ты и без того всё время бегаешь и прыгаешь, — ответил Нил и последовал за Бёрком, направлявшимся в свой номер.
      — Ну так в этом же вся суть, да? — сказал Бёрк, открывая дверь. — Если ты так и собираешься ходить за мной хвостом, закажи нам обед.
      — Суть чего? — переспросил Нил, когда Бёрк уже был в ванной.
      — Суть спортзала, — крикнул тот в открытую дверь. Нил услышал, как одежда падает на пол. — Офисный планктон. Я целый день сижу на стуле. Разве тебе не хочется двигаться? Или ты именно поэтому подрался с архитектурным сооружением?
      — Обычно я так не поступаю, — ответил Нил, листая гостиничное меню. К этому моменту он уже всё запомнил, но надо же было чем-то занять руки.
      — И больше не будешь. — Бёрк ухмыльнулся, опираясь о дверной косяк. — Ты вернёшься в Нью-Йорк, начнешь работать с возвратом украденного и будешь получать море адреналина.
      — Ты всё ещё в этом уверен, — пробормотал Нил.
      — Я нутром чую, — ответил Бёрк и ушёл в ванную. — И никогда не ошибаюсь.
      Нил услышал шум бегущей воды. Он взял трубку, но набрал не кухню, а консьержа.
      Через полчаса Бёрк вышел из ванной в клубах пара и одном полотенце, а Нил пытался не обращать на это внимание, подписывая чек за заказ. Парень из службы доставки посмотрел на него с выражением, ясно говорившим: он считает Нила счастливчиком. Пацан ушёл, радуясь размеру чаевых.
      — Боже, надень что-нибудь, — попросил Нил, относя коробки на стол. Бёрк смотрел на них так, словно никогда не видел упаковки пиццы. — Что?
      Тот помотал головой.
      — Прости. Я голоден как волк, а это очень вкусно пахнет, — добавил он, забирая коробки из рук Нила. Кэффри едва успел спасти промасленный бумажный пакет, лежавший сверху, а Бёрк уже устроился за обеденным столом с пиццей.
      — Я думал тебе нравится мраморный стейк, — ухмыльнулся Нил. Бёрк посмотрел на него, давая понять: если бы его рот не был занят пиццей, он бы сказал что-нибудь остроумное и саркастичное. — Я серьёзно: накинь что-нибудь.
      — Что, мой вид тебя коробит? — спросил Бёрк, прожевав. — Моя комната, мои правила, я хочу есть больше, чем одеваться. Там чесночный хлеб?
      — Нет трусов — нет хлеба, — ответил Нил, убирая пакет подальше.
      — Ты понимаешь, что я всё ещё могу отправить тебя в тюрьму? — начал угрожать Бёрк.
      — Попасть в тюрьму из-за хлеба было бы досадно, — задумчиво ответил Нил.
      — Отдай.
      — Ну, вот опять, видно твоё происхождение, — заявил Нил, но хлеб всё равно передал.
      — Глубоко внутри я очень простой человек, — ответил Бёрк.
      — Я почти уверен, что глубоко внутри ты необычайно сложный человек, — сказал Нил, не подумав. Бёрк уставился на него поверх тарелки, потом пожал плечами и продолжил есть. Нил попытался исправить ситуацию: — Итак, сегодня пятница.
      — Угу. Собираешься развлечься?
      — Я думал, ты захочешь выйти из номера. Сегодня играют «Sugar Blue» в «Kingston Mines».
      — Ты знаешь, кто такие «Sugar Blue»? — Бёрк вздёрнул бровь.
      — Ты удивлён?
      — Ты не производишь впечатление человека, интересующегося блюзом. Тебе может быть знаком разве что «Folsom Prison Blues», — ухмыльнулся Бёрк.
      — Это удар ниже пояса, — заявил Нил.
      — Что вижу, о том и пою.
      — Ну что, пойдёшь?
      — Конечно, — ответил Бёрк.
      — Знаешь, в публичных местах можно появляться только в брюках, — напомнил Нил.
      Бёрк хмыкнул и продолжил есть.

      * * *

      Опять было полпервого ночи, но в этот раз между ними и окружающей средой не было стен гостиничного номера.
      — Отличный был концерт, — стоя под фонарным столбом, сказал Бёрк несколько громче, чем следовало. — Господи, это было... восхитительно.
      — В музыке была гармония, — кивнул Нил.
      — Да ладно, хочешь сказать, тебе не понравилось? — спросил Бёрк и сделал глубокий вдох. — Я прекрасно себя чувствую. А ты?
      — Ты пьян. А я промок, — отрезал Нил, кутаясь в пальто.
      — Эй, такси! — крикнул Бёрк, но машина проехала мимо и подобрала двух посетителей бара чуть дальше по улице. — Я могу вызвать водителя.
      — Такси быстрее. Я надеюсь, — добавил Нил и помахал следующей машине. Этот увёз двух девушек. — Блин.
      Бёрк рассмеялся.
      — Пусть толпа разойдётся. Пошли, — он потянул Нила под козырёк над входом в какой-то бар. — Эй, не забывай: это была твоя идея, — напомнил он, придвигаясь ближе, чтобы пропустить посетителей. — Или ты опять пожалел старика?
      — Ты меня заставил. Я насколько озабочен психологическим здоровьем богатого незнакомца, который держит меня в своей власти, что даже терплю дождь, — протянул Нил. Бёрк потрепал его по щеке как крёстный отец и опёрся плечом о стену.
      — Притворяться, что тебе всё равно, — профессиональное? — спросил Бёрк.
      — Я не притворяюсь, — возразил Нил.
      — Если бы не притворялся, не вкалывал бы так на этом расследовании.
      — Я пытаюсь вернуться домой.
      — Брехня. Я тебе уже говорил. Ты любишь погоню. — Бёрк наклонился ближе. — Ты умный парень, Нил. Переходи на нашу сторону. У нас есть медицинская страховка.
      — А стоматология? — рассмеялся Нил.
      — О да. Четыреста тысяч, возможность покупки акций компании, корпоративный автомобиль, все дела.
      — Ты пытаешься меня соблазнить, Бёрк? — спросил Нил. Тот внимательно на него посмотрел. Нил отвернулся — они почти соприкоснулись носами.
      — Нет, — тихо ответил Бёрк. — Если бы я пытался тебя соблазнить, я бы зашёл уже гораздо дальше.
      Он качнулся вперёд и поцеловал Нила, одной рукой схватив его за пальто и удерживая на месте, а другой проводя по его щеке. Краем уха Нил услышал одобрительный свист.
      — Бёрк… — выдавил он, но не сумел сделать шаг назад. Тело как будто не подчинялось.
      — Думаю, можешь называть меня Питером, — сказал Бёрк и поцеловал его ещё раз. Видимо, ему всё-таки нравились мальчики.
      — Питер, я… — начал Нил, но Бёрк — Питер — просунул язык между его губ и сделал что-то, отчего Нил оперся о стену.
      — Да?
      — Питер, у меня есть… — Он хотел сказать «У меня есть девушка». Питер крепче схватил его за пальто — в груди Нила шевельнулось какое-то странное первобытное чувство.
      — Что?
      — У меня… А, к чёрту! — решился Нил, сделал шаг назад, схватил Питера за воротник пальто и поволок за собой. — Такси!

      * * *

      В номер Нила они ввалились без соблюдения каких-либо приличий. Нил стремился затащить Питера внутрь, одновременно пытаясь избавить его от плаща. Руки Питера не прекращали своего движения, будто Нил был своего рода трудной головоломкой, к которой надо привыкнуть, перед тем как разгадать. Нилу удалось сбросить ботинки и носки до того, как Питер с влажными от дождя, приглаженными назад волосами, смеясь куда-то в область груди, прижал его к кровати.
      — Слушай, — сказал он, когда Нил попытался расстегнуть его ремень. — Слушай, мне кажется, тебе следует знать, что это не было частью плана.
      — Плана? — затаив дыхание, переспросил Нил, пытаясь побороть сильное желание обчистить карманы Питера, стягивая с него брюки.
      — Да, эта история, с тобой… и всей этой кутерьмой, — пробормотал Питер, ведя холодными пальцами по рёбрам Нила под рубашкой. — В смысле, я хочу сказать — ты не обязан трахаться со мной, чтобы избежать тюрьмы.
      — Есть куча лучших причин, чтобы с тобой трахнуться, — согласился Нил, и Питер засмеялся.
      — Хорошо, что мы достигли взаимопонимания, — ответил он. — Мне бы не хотелось тебя принуждать.
      Нил с энтузиазмом прижался к нему.
      — Принуждение может быть весьма увлекательным.
      — Правда? — Питер приподнялся на локтях и заглянул Нилу в лицо.
      — Ладно, иногда, — сказал Нил.
      — Сексуальный извращенец, — Питер ухмыльнулся и, ещё выше задрав рубашку Нила, неуклюже пытался стянуть её через голову. — Кажется мне, тебе нравится, когда тобой командуют .
      — Не в этот раз, — отреагировал Нил, дёргая вверх рубашку Питера. — Снимай быстрее…
      — Эй! Это всё-таки «Прада»! — Питер сел, чтобы должным образом её расстегнуть.
      — О-ох, если я буду послушным пёсиком , мне тоже купят «Праду»? — смеясь, поинтересовался Нил.
      — Ты быстро учишься, — ответил Питер, сбрасывая рубашку, — если ты мастер своего дела… — он наклонился и начал поцелуями-укусами всасывать кожу вдоль ключицы Нила. Нил застонал, — то рано или поздно, — прошёлся от горла к солнечному сплетению, — получишь желаемое.
      — А ты всегда получаешь то, что хочешь? — спросил Нил, а Питер стащил с него брюки, бросил их на пол и затем уткнулся носом в пах Нила, рядом с членом, пока прикрытым плавками.
      — Да, — Питер вдохнул, и Нил сильнее выгнулся ему навстречу. — Всегда.
      — А я? — тяжело выдохнул Нил, когда Питер руками прижал его бёдра к кровати. — Я получу?
      Питер, всё ещё одной рукой прижимая Нила к постели, потянул вниз его бельё.
      — А ты мастер своего дела?
      — Практически, — со стоном выдавил Нил.
      — Не врёшь? Потому что, поправь, если я ошибаюсь, — начал Питер и смело провёл языком по головке члена, — тебя я поймал.
      — О боже, — только прохрипел Нил, когда Питер втянул его член в рот. — Питер, пожалуйста…
      Питер приподнял голову. Нил привстал на локтях, неотрывно глядя на то, как Питер облизал губы.
      — Чего мне и правда хочется, — сказал Питер, подтягиваясь выше и руками закидывая бёдра Нила себе на талию, — так это трахнуть тебя. Но мне не хочется бросать тебя даже на время, которое понадобится на звонок консьержу, чтобы потребовать принести смазку.
      — Уже не в первый раз? — Нил широко распахнул глаза.
      — Считаешь, я первый раз трахаюсь в номере пятизвёздочного отеля? — поинтересовался Питер. Затем оглядел номер. — Ладно. Четырёхзвёздочного.
      — Не пойму, чувствовать ли мне себя польщён… — Нил прервался, когда Питер нежно прикусил кожу на горле. — И если да, то…
      Питер бормотал что-то ему в плечо и медленно двигал бёдрами, пытаясь найти ритм и ощущая разряды удовольствия, когда их члены соприкасались друг с другом.
      — Погоня хороша, — прошептал Питер в ухо Нилу, который запрокинул голову и прикрыл глаза, — но результат важнее.
      — А сейчас? — Нил опасно балансировал на грани и про себя молил, лишь бы Питер снова не укусил его, потому что это будет всем, финалом…
      — Кое-что получше, — горячо выдохнул Питер в висок. — Оба.
      Он прикусил мочку уха Нила, и тот громко застонал и кончил, крепко, до синяков, впиваясь пальцами в плечи Питера. Питер засмеялся — о да, этот самодовольный ублюдок смеялся — поцеловал Нила и кончил ему на живот, всё ещё смеясь. Затем он прижался головой к шее Нила, чуть повыше плеча и, как почувствовал Нил, несколько раз глубоко вдохнул.
      — Тяжелый, — заметил Нил, когда снова смог говорить.
      — Привыкай, — ответил Питер, но всё-таки откатился и слез с кровати в попытке найти, чем бы вытереться.
      — Это моя футболка, — отреагировал Нил, не сильно-то протестуя.
      — Куплена на корпоративную кредитку. Строго говоря, это моя футболка, — возразил Питер.
      — Хорошо, тогда потом постираешь.
      — Плюс того, что я — бедный маленький богатенький мальчик, — ответил Питер, выдёргивая из-под Нила простыни и, будто ещё одну подушку на кровати, накрывая его ими, забрался рядом, — это прачечная.

      * * *

      В большинстве случаев Нил просыпался либо от звонка администратора гостиницы, либо от шума, производимого Питером, ввалившимся в его номер с завтраком. В то утро он проснулся от тихого голоса Питера, раздававшегося из дальнего конца комнаты.
      — Нет-нет, это не Мальфи, — говорил он. Нил приоткрыл один глаз. Питер в мягком белом гостиничном халате нарезал круги по комнате, прижав телефон к уху. — Да. Слушай, я знаю, но это навет. Всё сделал Льюс.
      Нил моргнул и сел в кровати.
      Льюс.
      Конечно, это был Льюс. Если Льюс, а не его партнёр выманивал деньги у страховщиков, то всё становилось на свои места. Сразу же открылось четыре новых направления расследования, и дебет сошёлся с кредитом.
      Питер показал на Нила пальцем и высокомерным жестом поманил к себе. Кэффри встал с кровати.
      — Льюс, — прошептал он и вернулся к телефонному разговору, но обнял Нила за талию, не давая уйти. — Да. Нет, я говорил, что меня сегодня не будет, я не хочу его спугнуть, если он за нами наблюдает. Ладно, пусть кто-нибудь проверит его документы. Остальное я загружу на ноутбук. Да. Конечно. — Он повесил трубку.
      — Льюс, — сказал Нил. — Все организовал Льюс.
      — Да, именно так я и сказал, — заявил Питер, отстукивая телефоном ритм на его груди.
      — Как ты до этого додумался?
      — Крышесносный секс заставляет работать мозг, — ответил Питер. Нил уставился на него. — Это была шутка.
      — Эй, я всегда рядом, когда тебе требуется озарение, — выразил свою готовность Нил.
      — С радостью, но сейчас нам надо работать, — ответил Питер и отпустил его. — Нам пересылают все нужные документы, но я должен быть на связи и должен найти человека, который передаст мне данные банковских счетов Льюса. Наш эксперт сейчас общается с полицией.
      — Я знаю, что похож на заевшую пластинку, но тебе всё-таки надо надеть брюки.
      — Ты первый, — ответил Питер, направляясь в душ. — Слушай, из-за предыдущей ночи у нас будут трудности?
      — Нет, а должны быть? — спросил Нил, роясь в шкафу.
      — Это ты мне скажи. — Питер задержался в дверном проёме.
      — Насколько гипотетические проблемы помешают нам это повторить?
      — Ты всё ещё мелкий жулик, — улыбнулся Питер.
      — Я легко поддающийся влиянию жулик, — поправил его Нил.
      — Отлично. Никаких затруднений. С этим я справлюсь, — заявил Питер и закрыл дверь в ванную изнутри.

      * * *

      Они провели большую часть дня в номере Питера («Почему? — Здесь лучше вид из окна»), читая и сортируя документы, чтобы сформировать обвинение против Льюса. Было увлекательно наблюдать, как всё встаёт на свои места, похоже на составление плана ограбления. Питер был непреклонен, серьёзен и собран, проверяя, что все на месте и связи между фактами видны даже стороннему наблюдателю. Он много времени провёл, общаясь с экспертом компании, держа её в курсе дел и постоянно обмениваясь информацией. Нил был вынужден признать, что отдел возвращения краденого ему больше по душе: там было меньше бумажной волокиты и больше мошенничества. Если бы он уже не был блестящим преступником, он бы подумал над таким вариантом.
      Он выбросил эту мысль из головы, когда Питер закончил телефонный разговор и сел рядом, перебирая бумаги. В этом жесте было что-то собственническое, словно в мире не было ничего, чем Питер Бёрк не мог бы завладеть; ни одного человека, которого он не смог бы пригвоздить к месту, если только найдёт правильный подход. Нил понял, что разглядывает руку Питера, и отвёл взгляд, как раз когда раздался стук в дверь.
      — Обслуживание номеров!
      — Да-да, входите! — рассеянно крикнул Питер. Молодой человек закатил в комнату столик с тарелками под крышками и бутылкой вина, а также каким-то свёртком в белой упаковочной бумаге.
      — Ваш цыплёнок, сэр, и ягнёнок с соусом ремулад для мистера Кэффри, — сказал он. — И консьерж прислал вам предметы, которые вы просили.
      — Отлично, спасибо. — Питер вручил ему чаевые и отнёс тарелки на стол. Нил отодвинул бумаги, чтобы освободить место.
      — После такого сложно будет вернуться к китайской еде на вынос, — сказал он и взял свою порцию.
      — Ты знаешь моё мнение, — ответил Питер, открывая вино, — если ты будешь работать на «Baysworth Insurance» — на меня — ты получишь эфиопский сидамо и любые другие деликатесы. Ну, и еду из картонных коробок, если захочешь. Я вот иногда хочу.
      — С тобой? — переспросил Нил. — Работать с тобой?
      — Конечно, почему нет? Я постоянно консультирую ребят из отдела возвращения краденого. Подумай над этим предложением, — ухмыльнулся Питер и принялся за еду. — Бёрк и Кэффри. Из нас выйдет прекрасная команда.
      — Хм, — невнятно промычал Нил. — Можно будет гоняться за похитителями произведений искусства и разоблачать мошенников.
      — Я знал, что ты крал произведения искусства. — Питер склонил голову набок. — А страховые мошенничества проворачивал?
      — Думаешь, если бы проворачивал, то рассказал бы тебе что-то подобное?
      — Теоретически.
      — Нет, — признал Нил. — Не в полном смысле слова. Подделка долговых обязательств — это да, но не страховки, это не моё. Любой человек с планом действий и достаточным количеством информации может провернуть аферу, подделка... — Он ухмыльнулся. — Для этого надо быть художником.
      — А ты художник?
      — Да, — гордо заявил Нил.
      — А также карманник, специалист по промышленному шпионажу, вор, создатель подделок, финансист, конфидант... — сказал Питер.
      — Человек Возрождения, — подытожил Нил. — Как Леонардо да Винчи.
      — Ты его работы когда-нибудь подделывал? — спросил Питер, наливая в свой бокал вино. Очень хорошее вино.
      — Нет, — покачал головой Нил. — Он — моё вдохновение.
      — Честь среди воров?
      — Мастера можно копировать. Но не красть у него.
      Питер пристально на него посмотрел, потом вернулся к еде и сменил тему разговора на рабочие моменты. Нил не стал настаивать, но время от времени с интересом поглядывал на принесённый пакет.
      Когда они покончили с едой, Питер разлил остатки вина по бокалам, встал и подошёл к окну с видом на даунтаун Чикаго. Нил откинулся на спинку стула, наслаждаясь видом Питера сзади и сочетанием вечерних брюк и его босых ног. Питер пил вино и разглядывал пейзаж за окном.
      — Посылка для тебя, — в конце концов сказал он.
      — Какая посылка? — ухмыльнулся Нил. Питер на него посмотрел.
      — Думаешь, я не заметил, как ты её разглядываешь? — ответил он, улыбаясь. — Иди открывай.
      Нил забрал пакет с тележки и вернулся к столу. Под упаковочной бумагой оказалась обычная коричневая картонная коробка. Нил с любопытством снял крышку и рассмеялся, увидев внутри упаковку презервативов и бутылочку любриканта.
      — Ты и правда попросил консьержа принести тебе всё это, — прокомментировал он, откинувшись на спинку стула. Питер отвернулся к окну, всё ещё улыбаясь.
      — Поверь, по сравнению с тем, что некоторые люди просят у консьержей, это мелочь. В этой посылке нет ничего, что трудно найти, — ответил Питер.
      Нил с любопытством вынул из коробки презервативы и любрикант и поставил их на стол. Ниже оказалась папиросная бумага, когда Нил её снял, у него перехватило дыхание.
      Он достал из коробки пару тряпичных петель, связанных друг с другом верёвкой с подвижным узлом. Под ними была петля большего размера из такой же мягкой чёрной ткани с кольцом спереди. Рядом с этом конструкцией кожаное кольцо казалось почти непристойным.
      — И ты называл извращенцем меня, — восхищённо сказал Нил.
      — Ты серьёзно говорил о... выдержке? — спросил Питер. Нил сунул руки в маленькие петли. Соединяющая их веревка могла затягиваться, имитируя наручники, или расслабляться, или — ага! — присоединяться к кольцу на третьей петле, бывшей, очевидно, ошейником. Если надеть всю эту констукцию и попытаться убрать руки от шеи, то можно задохнуться. Нил мог бы всё это быстро снять, но суть, в конце концов, была в другом. Если бы Нил оказался связанным таким образом, Питер мог бы делать с ним всё что угодно. Нил должен был бы доверять ему. Надо было показать Питеру, насколько велико это доверие.
      Он убрал игрушки в коробку и подошёл к Питеру, оперся на стекло и посмотрел вниз.
      — Насколько серьёзным ты хочешь, чтобы я был? — спросил он — Питер повернулся к нему лицом.
      — Это просто игра, — тихо ответил тот. — Если тебе не интересно...
      — Стоп-слово — «афера», — заявил Нил. Питер моргнул, поставил бокал и рассмеялся.

      * * *

      Проснувшись в воскресенье утром, Нил обнаружил, что Питер всё ещё расслабленно спит, обнимая его одной рукой. Кэффри больше не знал, что думать про Питера Бёрка. Предыдущей ночью Питер привязал его запястья к шее и заставил его материться (и просить, чего Нил обычно делать не любил). С другой стороны, Питер был единственным человеком, который поймал Нила за руку и сделал так, чтобы наказание запомнилось. Питер был... уникален.
      Некоторое время Нил за ним наблюдал, считая вдохи и не желая смотреть правде в глаза. С другой стороны, когда говорить правду необходимо, лучше делать это быстро, одним махом.
      — Знаешь, та женщина, с которой я разговариваю... — начал он после того, как Питер открыл глаза.
      — Женщина, с которой ты постоянно ссоришься, — кивнул тот. — Кейт.
      — Да. Ты в курсе, что она моя девушка? — спросил Нил.
      — Я стараюсь об этом не думать, — ответил Питер и потёр ладонями лицо.
      — Я её очень люблю. — Нил сам не понял, зачем это сказал. — И свою жизнь я люблю. Ту, которую веду.
      Питер некоторое время молчал, разглядывая потолок.
      — Проблема с получением желаемого, — медленно сказал он, — заключается в том, что нужно загадывать желания с осторожностью.
      — Так вот что это было! — Нил удивился ноткам горечи в своём голосе. — Завоевание?
      Питер покачал головой, по-прежнему не глядя на него.
      — Иногда нужно загадывать желания с осторожностью, — повторил тот, — а иногда — очень редко — нужно сказать себе, что ты не хочешь получить желаемое.
      — Я не вернусь в «Baysworth Insurance», — сказал Нил.
      — Вернёшься. Только ты ещё этого не знаешь, — заверил его Питер. Он наконец повернулся к Нилу лицом. Он был не зол, не печален, только серьёзен. — Вот что мы сделаем. Сегодня мы соберём все материалы по делу. Завтра утром полиция арестует Льюса. К полудню мы будем в самолёте на пути в Нью-Йорк. Позвони коротышке, скажи, пусть приносит документы. Он может передать их мне в аэропорту, а я отдам тебе диски.
      — И потом мы разойдёмся? — спросил Нил.
      — Разве ты не этого хочешь?
      — Этого не хочешь ты.
      — Я довольно хорошо умею себя убеждать, — вздохнул Питер. — Я хочу, чтобы ты кое о чём подумал.
      Нил выжидательно промолчал.
      — Ты любишь Кейт, отлично. А она тебя любит?
      — Конечно, — не задумываясь, ответил Нил.
      — Если бы ты был со мной, — начал Питер, положив руку Нилу на грудь, — я бы не отпустил тебя неизвестно с кем на три недели. Неделя — ладно, две — может быть. На третью я бы уже прилетел сюда. А не сидел бы в Нью-Йорке и не жаловался, что тебе на меня плевать, пока ты надрываешься на работе под угрозой разоблачения.
      — Ты знаком со мной три недели, — напомнил Нил.
      — До этого я за тобой наблюдал. Я видел все твои промахи, когда Нил Кэффри просвечивал сквозь Стива Табернакла. Я знал, что ты можешь выполнять свою работу. Я знал, что ты позволишь мне сделать это, — он провёл пальцем по горлу Нила, где остался след ошейника.
      — Ты не знаешь Кейт, — попытался возразить Нил.
      — Не знаю. Может, мои представления о норме отличаются от среднестатистических, может, они извращённые, может быть, я хотел бы жить в мире, где не все меня боятся или пытаются мне постоянно врать. — Питер опять перевернулся на спину. — Иногда я думаю, как бы сложилась моя жизнь, если бы я не купился на список, составленный «Fortune». Я бы встретил человека, за которого не страшно умереть. Где-то живёт другой Питер Бёрк со своей второй половиной и только мечтает о такой вот жизни с отличным кофе, мраморным стейком, шёлковыми простынями и угловым офисом. Так что когда я найду свою пару, я всё отдам... — он пожал плечами.
      — Кейт меня любит, — настаивал Нил.
      — Хорошо. Любовь должна быть взаимной. — Питер улыбнулся, поцеловал Нила и встал с кровати. — А сейчас завтрак и погоня за плохими парнями.

      * * *

      Моззи был возмущён.
      — Погоди, дай мне разобраться, — сказал он по телефону, а Нил терпеливо ждал, пока он переваривал новости. — Ты на полном серьёзе собираешься отдать наработки четырнадцати недель этому... этому Костюму? Я думал, мы как-нибудь вывернемся из той сделки!
      — Иногда дело летит к чертям, Моз, — терпеливо сказал Нил. — Ты это прекрасно знаешь.
      — Ты знаешь, что в этих файлах?
      — Да, я их копировал. Это неважно. Я хочу, чтобы всё закончилось. Принеси документы в аэропорт, мы их возвращаем. Он вернёт мне диски, и я получу обратно свою жизнь.
      — Ладно, ладно, — сказал Моззи виновато и раздражённо одновременно. Ты уверен, что завтра вернёшься и что это не ловушка?
      — Уверен, — ответил Нил. — Слушай, я верю слову Питера. Он не станет меня обманывать.
      — Он уже «Питер», да? — хмыкнул Моззи.
      — Моз, я несколько недель жил за его счёт.
      — Ладно, проехали. Но я замаскируюсь.
      — Хорошо, только принеси документы, — вздохнул Нил и взъерошил волосы. — Как Кейт?
      — Злится на тебя. Но переживёт.
      — Насколько злится?
      — Купи букет по дороге, — посоветовал Моз и повесил трубку.

      * * *

      Нил принёс букет, но он не был уверен, что это считается, потому что их выбрал и купил консьерж перед его вылетом в Нью-Йорк. Питер молча веселился. И всё равно, главное — внимание, да?
      В обратный путь Нил вёз новый багаж — саквояж для костюмов и небольшую изящную сумку для ручной клади. Сумка задевала его бедро, когда он бежал по эскалатору навстречу Моззи и Кейт, дожидавшимся его в пустом ангаре. Хоть Кейт и злилась, но всё равно бросилась в его объятия — теплая и настоящая, его Кейт. Она всё ещё любила цветы.
      — Ты, должно быть, Костюм, — сказал Моззи, когда из-за спины Нила вышел Питер. У Моззи в руках была полупустая коробка. — Не могу поверить, что я это делаю, — добавил он и отдал бумаги.
      — Это не большая цена за свободу, — ответил Питер. Он улыбнулся Нилу, взял коробку подмышку, порылся в кармане и отдал ему диск.
      — А другие копии? — спросил Кэффри.
      — Их нет.
      — Ты грязный лжец, — сказал Нил.
      — Рыбак рыбака, — пожал плечами Питер. Его улыбка оставалась такой же доброжелательной. — Я позабочусь о Стиве Табернакле и его работе в компании. Ещё увидимся, Нил.
      — Спасибо за это, — Нил взмахнул диском, а другую руку протянул Питеру. — Мне пора идти.
      Питер её пожал и остался в ангаре, пока Нил уходил, приобняв Кейт за плечи. Моззи плёлся позади.

@темы: Персонажи: Элизабет, Персонажи: Питер, Персонажи: Нил, Персонажи: Моззи, Перевод

Комментарии
2012-11-13 в 18:42 

belana
пессимист (с) ЛЛ
читать дальше

2012-11-13 в 18:42 

belana
пессимист (с) ЛЛ
читать дальше

2012-11-13 в 18:43 

belana
пессимист (с) ЛЛ
читать дальше

2012-11-13 в 19:33 

red_up
© WBD PP
belana, Боже, это потрясающе...
Отличный фик, великолепный перевод, кинки поглажены :)
Спасибо.
PS Очень жаль, что не увидел эту выкладку на ФБ, обязательно бы проголосовал.

2012-11-14 в 09:40 

Mishel_7
belana, спасибо))) :inlove::inlove::inlove:

2012-11-14 в 09:55 

Olyanka
Am I...ginger?
Перевод отличный (судя по началу), но ЭТО не моё... читать дальше
И, вообще, броманс ГОРАЗДО интереснее подобный отношений. В бромансе есть все: и психология, и отношения, и дружба, и напряжение...

2012-11-15 в 21:20 

belana
пессимист (с) ЛЛ
red_up, Mishel_7, спасибо.
Олянка, ну не читайте...

2013-09-14 в 11:13 

Эндзеру Тацу
- Што это зсапра-ативный ик! запах? - Это свежий воздух, сэр!
Черт, предупреждать надо о гете!!!
А так хорошо все начиналось. Тьфу, меня тошнит. И это вы виноваты, автор, теперь настроение на будущую неделю испорчено...

2013-09-14 в 11:13 

Эндзеру Тацу
- Што это зсапра-ативный ик! запах? - Это свежий воздух, сэр!
Черт, предупреждать надо о гете!!!
А так хорошо все начиналось. Тьфу, меня тошнит. И это вы виноваты, автор, теперь настроение на будущую неделю испорчено...

2013-10-03 в 23:10 

Lisa_Irina
Вагановка
Спасибо, это было забавно)

2013-11-03 в 18:37 

Вонг
Жарьте, рыба будет
Эндзеру Тацу,
а вы шапку читать не пробовали?
охренеть, прошла по ссылочке...

2013-11-03 в 19:03 

Ramika
моему фандому фотошоп не нужен©
belana, спасибо за перевод)))
очень люблю ваш текст:yes:

p.s. вот уж чего не ожидала, так это таких оскорблений в адрес текста, абсолютно этого не заслуживающего:nope:

2013-11-03 в 22:22 

belana
пессимист (с) ЛЛ
Lisa_Irina, Вонг, Ramika, спасибо, что читаете :)

2013-12-11 в 09:13 

Эпифита
Всегда!
Очень понравилось) Спасибо за перевод)

     

White Collar

главная