17:23 

_Наблюдатель
Перевыкладываю, ибо, как мне недавно сообщили, дайри таинственным образом съели прошлый пост:nope:

Название: Fork on the road/На распутье
Автор: krаzykippеr
Перевод: _Наблюдатель
Оригинал: здесь
Тип: Джен
Рейтинг: PG
Сезоны/спойлеры: действие происходит где-то в первой половине 1-го сезона. Спойлеров нет.
Саммари: Дело вне Нью-Йорка проходит не по плану, и поездка домой наполнена неопределенностью и нелегкими решениями.
Объем: ~8 000 слов.
От переводчика: Поскольку фик написан почти год назад, приведенные в нем флэшбеки ныне являются АУшными по отношению к истории знакомства Нила и Питера, показанной в серии 2х11.

Поднимаясь на борт самолета, Питеру с трудом удавалось подавлять улыбку. Нил практически дрожал от возбуждения, усаживаясь в кресло и пристегивая ремень.
- Это всего лишь полет в Огайо. Совсем не в Париж или еще на какой экзотический курорт, - напомнил Питер.
- Я почти пять лет не покидал Нью-Йорка, Питер. Это словно отпуск! – просиял в ответ Нил.
- Это командировка, - поправил Питер. – Мы не для забавы летим.
С точки зрения Питера это было сущим кошмаром. Стоял разгар туристического сезона, и хотя Хьюзу удалось достать им билеты туда, обратных билетов просто не было, отчего Питера ожидали шесть сотен миль за рулем.
Когда он сказал об этом Нилу, тот только просиял: «Путешествие!» и усмехнулся ему. Ну что ж, хоть один из них получал удовольствие.
Питер достал свои заметки по делу, пользуясь свободным временем, чтобы внимательнее их просмотреть. Нил тем временем очаровывал стюардессу своей самой обаятельной улыбкой, пытаясь выманить у нее напиток.
Когда напитки принесли, он со совершенно невинной физиономией предложил один Питеру. Питер с усилием состроил строгое лицо и побрякал наручниками, которые со специальным разрешением пронес на борт.
- Мне что, тебя приковать, чтобы получить немного покоя и тишины?
В ответ Нил состроил обиженную гримаску - "Ну Питер, ты же так со мной не поступишь" в чистом виде. Но, по крайней мере, на какое-то время он угомонился.
- Питер?
Как оказалось – ровно на пять минут.
Подавив вздох, Питер отвел глаза от документа.
- Да, Нил.
- Я подумал, а после дела у нас не останется свободного времени? Там есть отличная выставка, на которую я хотел бы сходить. И она уж точно за пределами моих двух миль.
О да, это будет долгая дорога.

***

Дело было закончено, и, покончив с неизбежной бумажной работой, Питер был более чем готов к длинной поездке домой. Нил забирал их сумки, а Питер только что вызвал выделенную им для поездки домой машину. Это были долгие несколько дней, и Питер с нетерпением ждал выходных. Пару недель назад Эл упомянула новый полинезийский ресторан. Отличная еда и любимая женщина – что может быть лучше.
Его мечты были прерваны агентом Смитом, который вошел с целеустремленной взглядом и папкой в руке.
- Боюсь, у нас проблема, сэр.
Питер подавил вздох. Почему что-то обязательно должно произойти?
- Что такое?
- По протоколу мы выполняем аудит улик по закрытым делам. До передачи их на склад. – Смит неловко помолчал. - Кое-что пропало.
Сердце Питера ухнуло в пятки, а планы на выходные вылетели в трубу.
- У кого был доступ к уликам? – спросил он, заранее зная ответ.
- У вас, наших агентов и … - Смит снова замолчал.
- Кэффри, - закончил за него Питер. Проклятье, Нил. Питер не хотел верить, что он это сделал. Ему хотелось считать, что за эти полгода Нил чему-то научился. Понял, что лучше направлять свои способности на раскрытие преступлений, а не на их совершение.
Но, пока не появится железных улик, он будет стараться не верить, что Кэффри вернулся к старым привычкам, и надеяться, что за этим стоит кто-то другой.
- Что именно пропало?
Смит глянул на свои заметки.
- Статуэтка Будды, примерно трех дюймов высотой. Легко поместится в карман.
Помолчав, он спросил:
- Если это Кэффри, что вы собираетесь делать?
- Нил под моей ответственностью. Я об этом позабочусь.
Взяв документы, Питер отправился искать своего подопечного. У главного входа, где они договорились встретиться, Нила не оказалось. Вздохнув, Питер вернулся в здание, пытаясь не думать о том, что может означать это исчезновение. Он не стал пока звонить в службу слежения, продолжая надеяться, что Нил просто отошел в ванную или что-то подобное.
Наконец он наткнулся на Нила в коридоре, ведущему к хранилищу улик. Это было подозрительно, и Питер резко окликнул:
- Нил!
Нил с усмешкой обернулся, словно Питер только что вежливо поинтересовался, как у него дела.
- Питер, дай мне одну минутку, и я готов.
- Минутку для чего, Нил? – Питер говорил опасно тихо, пытаясь держать гнев под контролем.
- Так, ерунда. – Нил повернулся и попытался пройти мимо Питера к выходу, но Питер выставил руку и остановил его. Нил непонимающе поднял глаза, но Питер сомневался, что непонимание было искренним.
- Питер, ты что?
- Из хранилища пропала улика. Ты ничего об этом не знаешь, Нил? – спросил Питер, наблюдая за каждым его движением. Кратное мгновение чего-то – не вины, потому что Нил гордился своими преступлениями; возможно, шока от захвата врасплох - но Нил оправился так быстро, что Питер заметил только потому, что смотрел. Этого хватило для укрепления его подозрений.
- Я бы не украл из ФБР, - Нил глянул на него невинными глазами, но Питер не мог заставить себя полностью ему поверить. Он оглядел Нила c головы до ног, пытаясь догадаться, где бы он мог спрятать статуэтку.
- Не в первый раз.
Нил состроил обиженную физиономию.
- Мне обидно, Питер. Ты мне не доверяешь?
Слова попали по больному месту. Потому что Питер действительно хотел ему доверять, но Нил не облегчал ему задачу. Он не мог позволить обвести себя вокруг пальца, но ситуация была необычна – обычно, если Нил что-то украл, он был относительно честен с Питером. В этот раз он изворачивался.
Минуту поколебавшись, Питер направился в хранилище улик, прихватив Нила с собой. Оказавшись там, он махнул на свободную стену.
- Лицом к стене, ноги на ширине плеч.
- Питер… - начал Нил, повернувшись к нему.
- Нет, Нил. Если ты невиновен, я это докажу. Если нет - сам отвезу тебя в тюрьму. – Питер встал между Нилом и дверью, чтобы помешать ему сбежать.
Нил казался взволнованным и поглядел на Питер своим лучшим умоляющим взглядом, но агент не уступал, пока Нил наконец не сдался и не повернулся к стене.
Питер начал с ног; единственным, что он обнаружил, был браслет. Питер все равно проверил, что в нем ничего не спрятано.
Он продолжал обыск быстрыми, уверенными движениями, но Нил все равно умудрился извернуться в его хватке, заявив:
- Тебе правда нужно сначала угостить меня ужином.
Когда Питер проверял карманы пиджака Нила, тот попытался было дернуться, но Питер уже нашел, что искал. Не отпуская Нила, Питер залез в его карман и вытащил пропавшую статуэтку. Что значило, что все его попытки наставить Нила на путь истинный провалились.
Мгновение стояла тишина, поскольку Питер сосредоточился на том, чтобы справиться со злостью. Потом ее нарушил голос Нила.
- Я могу объяснить.
- Не хочу ничего слышать, - оборвал Питер.
Когда об этом узнает его начальство, он никак не сможет защитить Нила. Он отправится в тюрьму, хотя в данный момент Питер был рад этому. Он повертел статуэтку в руках, пытаясь сообразить, что теперь делать. Слава богу, Нил благоразумно молчал. В любом случае, продолжать торчать на складе нет смысла, нужно переговорить с агентами из Цинциннати.
У офисов он повернулся к Нилу.
- Жди здесь. Если не будешь здесь, когда я вернусь, расплата будет ужасной. Понял?
Нил слегка нервно кивнул. Питер повертел статуэтку. Он понятия не имел, что скажет Смиту и остальным. Кинув на Нила последний взгляд, он поднялся в офис.

***

Любопытство всегда было в природе Нила, а уж теперь - тем более. Он напряг слух, пытаясь разобрать, что говорят федералы, но не получилось; дверь была слишком толстой. Впервые за уже долгое время Нил искренне нервничал перед реальной перспективой попасть обратно в тюрьму. Жизнь в крошечной камере без надежды на условное освобождение или даже побег – потому что он не сомневался, что Питер об этом позаботится. Да и сокамерники не облегчат ему жизнь, зная, что он - информатор ФБР.
Ему хотелось верить, что Питер так с ним не поступит, но Питер казался действительно взбешенным. Нилу хотелось объяснить, что он сделал это не ради денег, но он не был уверен, что Питер ему поверит. Мошенник шевельнулся на месте, сопротивляясь побуждению удрать. Он не сомневался, что Питер выследит его и приведет угрозу в исполнение. Несмотря на все шутки, что Нил недостаточно старался, он знал из первых рук, насколько хорош был агент Бёрк, и не был уверен, что сможет долго бегать от него.
Но все равно было нелегко сидеть здесь и ждать, пока практически незнакомые люди решают его судьбу.
Наконец дверь распахнулась, и вырвавшийся оттуда Питер, не замедляя шага, махнул рукой, приказывая следовать за ним. Нил вскочил на ноги и поспешил за ним, снова ощутив надежду, когда они вышли из здания ФБР, и его никто не арестовал.
Дойдя до машины, Питер остановился и резко обернулся.
- Питер… - нерешительно начал Нил. – Что случилось?
- Мне удалось их убедить, что ты под моей ответственностью. Поскольку улика была возвращена, я разберусь с этим в Нью-Йорке, - объяснил Питер.
Нил испустил вздох облегчения, на мгновение отведя взгляд от Питера. В следующее мгновение агент пихнул его на капот.
- Ты же сказал, они меня отпустили?
- Я сказал, - Питер обхватил его за руку, – что они позволили мне об этом позаботиться.
Нил почувствовал на запястье прохладный металл наручников. Прежде чем у него был шанс вырваться, Питер уже открыл дверцу и усадил его на пассажирское сиденье.
Питер пропустил цепочку наручники через дверную ручку и потянулся за второй рукой Нила. Нил не сопротивлялся. Пока Питер убирал ключ в карман и обходил машину с другой стороны, он осторожно подергал наручники, но они не поддавались.
Питер молчал, пока они выезжали с парковки на федеральную трассу. Нил ерзал на сиденье, пока тишина не стала невыносимой.
- Ты мне не скажешь, что теперь будет?
- Проклятье, Нил. Не могу поверить, что ты это сделал.
- Питер, я не…
- Не надо. Она была в твоем кармане, Нил, - прервал его Питер. - Это небрежно, особенно для тебя. Но ты слишком умен, чтобы позволить кому-то так легко тебя подставить, так что не лги мне. Собираешься мне сказать, что не брал статуэтку?
Питер явно не собирался покупаться на заявления о невиновности, так что не стоило и пытаться.
- Нет.
- Я тебе дал что-то хорошее. У тебя тут была жизнь, хорошая жизнь, где не надо каждую минуту оглядываться через плечо. А ты всё это выбросил к чертям.
- Что ты собираешься со мной делать? - Нил глянул на наручники, под неудобным углом притягивавшие его руки к дверце машины. Непохоже на указание на хороший исход. Нил автоматически начал прокручивать в голове варианты освобождения.
- Еще не знаю. – Питер вздохнул и разочарованно провел ладонью по лицу. – Я знаю, что ты можешь их взломать. Не надо. Помолчи и дай мне подумать.
Нил прислонился к дверце и стал глядеть в окно.

***

Когда они выехали на трассу, следить за дорогой почти не требовалось, и мысли Питера унеслись куда-то далеко. Он глянул на Нила, который глядел в окно - наверное, считая последние часы свободы. Может, так и будет - в зависимости от того, что решит Питер по возвращению в Нью-Йорк.
Если бы Питер только представлял, как Нил усложнит его жизнь, когда ему впервые досталось его дело уже восемь лет назад.

Ему предписывалось прибыть в офис специального агента Сэдлера в 9 утра, что давало Питеру пять минут. Вот вам и утренняя чашка кофе.
В кабинете находился только его хозяин, и Питер не представлял, зачем его вызвали. Он проработал в Бюро всего несколько лет; Питер был еще относительно зеленым агентом. Единственное, что приходило в голову - выговор, но что он не мог припомнить проступка, заслуживающего внимания.
- Питер, заходи, - махнул рукой Сэдлер, заполнявший какие-то бумаги.
Питер сел напротив него.
Наконец Сэдлер отложил ручку и снял очки.
- Питер, у меня есть для тебя дело.
- Для меня? - Питер был озадачен. Разумеется, дело предназначалось для его команды, а непосредственным боссом Питера был агент Хьюз.
- Я слышал о тебе хорошие отзывы, Питер. Риз высоко тебя ценит.
- Спасибо, сэр.
Сэдлер улыбнулся.
- Мне осталась пара лет до пенсии. Скорее всего, мое место займет агент Хьюз. В качестве своей замены Риз рекомендует тебя. Ты многих впечатлил за свое недолгое пребывание в Бюро.
- Спасибо, сэр, - повторил Питер.
- Так что, у меня для тебя новое дело. - Сэдлер протянул ему тонкую папку. - Четыре случая подделок произведений искусства. Наши ребята подозревают, что за этим стоит один и тот же человек. Я хочу, чтобы ты его поймал.
Такова и была сделка: поймать одного афериста и стать боссом команды. Тогда Питер посчитал, что это будет просто. Скоро он узнал, что ничто, имеющее отношение к Нилу Кэффри, не было простым.



***

Следующие несколько часов Питер вел машину, периодически поглядывая на дремлющего рядом Нила. Легкая езда и тишина предоставили Питеру время поразмыслить. Он по-прежнему понятия не имел, что делать с Нилом, когда они вернутся.
Странно было то, что Нил пытался скрывать кражу, пока его не поймали с поличным. Когда его выпустили под наблюдение ФБР, Нил не расстался со старыми привычками. Он все еще поддавался желанию взять то, что хочется, но всегда был достаточно откровенен на эту тему. Нынешнее поведение было необычно для Нила, и Питер намеревался выяснить, почему.
Хотя как именно это сделать, Питер не до конца представлял. Допрашивать Нила никогда не было простым путем получения информации: Нил отлично умел поворачивать разговор в собственных интересах. Питеру удавалось выуживать из него информацию раньше, но после всего произошедшего за эти несколько дней он сомневался, что сможет проделать это, не сорвавшись.
Он глянул направо - Нил слегка пошевелился во сне, неловко дернув скованными руками. Сперва Питер приковал его исключительно потому, что был зол, а наручники давали гневу выход, но после оставил их на месте ради небольшой форы, на случай если Нил решит что-нибудь выкинуть.
Питер съехал с федеральной автострады, чтобы найти место заправиться и выпить кофе - он устал и нуждался в кофеиновом стимуляторе. Скоро он заметил придорожное кафе у автозаправки.
Нил проснулся, когда автомобиль въехал на стоянку, и Питер вдруг сообразил, что понятия не имеет, что с ним теперь делать. Он не мог рисковать, оставив его в машине; Питер знал Нила и не сомневался, что, когда он вернется, в машине будет пусто. За годы преследования он научился, что лучше всего держать Нила Кэффри в зоне прямой видимости.
Нил опробовал на нем очаровательную улыбку, которая быстро увяла под мрачным взглядом Питера. Сейчас агент был не в настроении для его проделок.
У него заурчало в животе, и Питер вспомнил, что после завтрака ничего не ел. Он собирался перехватить что-нибудь перед отъездом, но со всем происшедшим не выпало шанса. Да и Нил вряд ли успел пообедать.
- Хочешь есть?
Нил оглядел забегаловку:
- Это единственный вариант?
- Да. Смирись.
- Тогда, очевидно, да. – Нил побрякал наручниками. – Может, снимешь?
Питер окинул Нила быстрым взглядом. Он подозревал, что наручники были довольно бессмысленны, и что Нил мог легко от них избавиться за пару минут. От наручников Питер чувствовал себя лучше, это давало ему возможность выплеснуть гнев. Он уже обошелся с Нилом резче, чем намеревался - резче, чем когда поймал его в первый раз. Может, потому, что он столько сил потратил, чтобы наставить Нила на путь истинный, что разочарование было сложнее удержать под контролем.
Очаровательная улыбка Нила только усилила раздражение, и Питер отрицательно мотнул головой. Он разомкнул один наручник, чтобы протащить за дверную ручку и снова защелкнул, игнорируя недовольную гримасу. Нил был сам виноват, и Питер не собирался поддаваться.
- Перебьешься. Радуйся, чтобы вообще вылез из машины, - бросил Питер и махнул на кафе. Нил последний раз глянул на него умоляющими глазами, но Питер все еще злился, и в конце концов Нил сдался и последовал за ним.

***

Нилу всегда легко удавалось располагать к себе людей. Нужно просто найти точки соприкосновения с объектом - и дело в шляпе. Чтобы казаться безобидным, необходимы лишь уверенность в себе и умение читать людей.
Поскольку Питер отказался снять наручники, казаться безобидным было не так-то просто. Когда ты в наручниках, и тебя сопровождает человек, на одежде которого просто написано «коп», светит ли он значком или нет, - люди начинают нервничать. Судя по ее лицу, официантке хотелось оказаться как можно дальше отсюда. Нил ей даже посочувствовал; он тоже был не в восторге от подобного внимания.
Питер, похоже, ничего этого не заметил и просто сделал заказ. Нил последовал его примеру, сделав вид, будто не замечает всех людей, исподтишка разглядывающих их. Он улыбнулся официантке, хотя это никак ее не успокоило: она практически сбежала, едва записав их заказы.
Отлично, его последний день свободы, а поглядите, как он его проводит. Быть прикованным к федеральному агенту в придорожной забегаловке даже не входило в первую десятку, когда он это себе представлял. Питер мог назвать его снобом; но Нил просто знал, что ему нравится. Это называется вкусом.
Они сидели в неловкой тишине, пока не принесли заказы. Тогда Нил рискнул и снова звякнул цепочкой.
- Только пока мы едим?
- Нет.
Любимое слово Питера, во всех его вариациях. В голосе Питера звучала опасная нотка, и Нил не стал пытать судьбу дальше. На мгновение обдумав нож и вилку, он сдался и взял бургер руками.
На секунду ему показалось, что он заметил едва заметную улыбку в глазах Питера при виде всегда дотошно аккуратного Нила Кэффри, облизывающего пальцы. Но прежде чем он успел об этом упомянуть, Питер заметил его взгляд, улыбка пропала, и снова повисла некомфортная тишина.
Пока что Нил сосредоточился на своем обеде; он действительно проголодался. Не упоминая, что это мог быть последний его обед в ресторане, хотя Нил с трудом мог назвать рестораном это место. В соответствии со сделкой, если его поймают на чем-то незаконном, он вернется за решетку навсегда. Нил сбежал однажды из тюрьмы строгого режима, и мог сделать это снова, но правда была в том, что ему надоело убегать. Он просто хотел где-нибудь обосноваться и жить спокойно. И, за исключением ограничений, накладываемых браслетом, ему нравилась жизнь, которую он вел сейчас.
Неожиданно аппетит у него пропал, и Нил отодвинул тарелку. Он должен был найти способ объяснить Питеру, что он взял статуэтку не ради личной выгоды. Только он не знал, как убедить Питера его послушать.

***

Нил вернулся в Нью-Йорк, чтобы встретиться с Моззи, и именно тогда впервые услышал, что какой-то ФБРовец собирает команду по его поимке. То есть, пока что не конкретно его; Нил был слишком хорош, чтобы его уже опознали, но они связали несколько его старых работ. Придется посмотреть, на чем он попался, и больше не допускать таких ошибок. Пока что это были только слухи, но, по опыту Нила, из слухов тоже можно было многое почерпнуть.
Нил вернулся, услышав, что есть работа. Он всегда был в поисках следующей аферы, а кроме того, скучал по городу, так что время казалось идеальным. Не боясь идущих за ним по пятам федералов, Нил все равно собирался встретиться с Моззи. До того закон никогда не доберется - Моззи был величайшим параноиком на свете, подозревая все и почти всех.
Кроме того, Нил даже предпочитал знать, что за ним кто-то гонится. В преследовании таился дополнительный азарт – к игре добавлялся лишний уровень сложности. Если они у тебя на хвосте, ты должен быть на высоте игры и не допустить ни одной ошибки. Главной наградой для Нила была возможность блеснуть, проворачивая самые сложные аферы. Если ты настолько хорош, что никто не замечает, что твои подделки - подделки, тогда ты лучший.
Пусть ФБР делает всё, что может; Нил был уверен, что выиграет.
Моззи, как обычно, прислушивался к тому, что болтали на улицах, и пришел не с пустыми руками. Когда они сидели у него на складе и пили вино, он толкнул по столу папку.
- Агент Питер Бёрк, ФБР.
Нил взял папку и начал листать страницы. Похоже, Питер Бёрк работал в ФБР не так давно – обычно таких агентов не ставили возглавлять расследования. Но, если документы не врали, его начальство высоко о нем отзывалось, были даже рекомендации на повышение; на мгновение Нил задумался, откуда Моззи умудрился добыть такую информацию. Бёрк быстро зарабатывал репутацию, какая была у немногих его коллег.
Нил улыбнулся, что привлекло внимание Моззи.
- Что, доволен? Этот федерал у тебя на хвосте. Это недобрый знак, мой друг.
- Они просто на хвосте, Моз - еще не знают, что на моем.
Нил был почти польщен, что за ним гоняется лучший перспективный агент ФБР. Он подумал обо всем, что украл за свою короткую карьеру, задумавшись, что именно могло привлечь их внимание.
Моззи неодобрительно покачал головой, и Нил рассмеялся. Моззи всегда обвинял его в выпендреже. Иногда Нил даже подписывал свои работы. Моззи, напротив, был невероятно осторожен во всем, что делал, воюя с Законом собственными неортодоксальными методами.
В конце папки была старая газетная заметка. Нил внимательно вгляделся в нее. Статья под фотографией описывала героическое спасение агентом Бёрком матери и дочери. Муж держал их под прицелом, а ФБРовцу удалось уговорить его опустить оружие.
Нил быстро пробежал глазами саму заметку и уделил все внимание фотографии. Агент Бёрк - в костюме, который, Нил очень надеялся, с тех пор давно сгнил на помойке - выглядел неловко перед камерой. Это говорило о том, что его интересует сама работа, а не слава. Интересно. В твердом сжатом подбородке ощущалась решительность, и Нил уже представлял, что так просто агент не сдастся.
Он изогнул губы в улыбке.
- Что ж, агент Питер Бёрк. Игра началась!
Моззи лишь покачал головой и сложил с себя всю ответственность.


***

Питер внимательно наблюдал за Нилом за обедом – как тот изображал браваду, пока они ели, как фасад безразличия явственно пошатнулся, Нил оттолкнул еду и уставился на стол. Питер не знал, сознает ли это сам Нил, но оставался настороже, потому что Нил не делал почти ничего без двойного мотива.
Когда они вернулись в машину, Нил на удивление мало протестовал, когда Питер снова пропустил наручники через дверную ручку.
- Даже не думай вскрывать, - все равно добавил агент.
Даже не глядя на возмущенную (он был в этом уверен) физиономию Нила, он завел машину и вывел ее на дорогу.
Уже смеркалось, и Питер гнал машину на пределе, стараясь оставить позади как можно больше миль, прежде чем придется сделать остановку. Кроме того, это позволяло ему сосредоточиться на дороге без необходимости разговаривать с Нилом.
Смутная надежда, что им удастся добраться до дома до темноты, исчезла, когда солнце начало садиться.
При мысли о предстоящей ночи Питер вздохнул. Выспаться явно не удастся. Сейчас ему хотелось лишь попасть домой, съесть ужин со своей потрясающей женой и отправиться в постель.
Через несколько минут после наступления полной темноты у дороги показался мотель со свободными комнатами. Портье с любопытством глянул на наручники Нила, протягивая Питеру ключи.
В комнате не оказалось телевизора, но Питер все равно слишком устал, чтобы сосредоточиться на игре. Он снял наручники, чтобы Нил мог умыться и переодеться, но потом снова прикрепил их к спинке кровати.
- Ну Питер, мне что, придется спать так? – Нил уставился на него умоляющими глазами.
- Да. – Питер еще злился и был не в настроении спорить.
- Неудобно ведь.
- Не надо было красть. Потерпишь.
Нил слегка вздрогнул и больше не спорил. Питер забрался под одеяло и закрыл глаза, мечтая, чтобы ему никогда не досталось дела Нила Кэффри.

***

За все годы работы в ФБР у Питера не было еще подобного дела. Когда Сэдлер впервые предложил это задание, Питер ни за что бы не подумал, что через полтора года неуловимый мошенник всё еще будет выскальзывать у него из рук. Или что дело его так затянет. Сейчас Питер не передал бы этого дела никому, даже если бы попросили.
Какой-то прогресс у них все же был; несколько месяцев назад им удалось идентифицировать подозреваемого. Нил Кэффри. Проблема была в том, что никто не мог найти Нила Кэффри, а они даже не были полностью уверены, что это не очередной псевдоним. В последний раз он засветился как Ник Холден - они получили зацепку, что он будет на турнире по покеру. Но где Нил может быть сейчас, Питер и его команда не имели ни малейшего понятия; они могли лишь просматривать нераскрытые дела и надеяться наткнуться на знакомый почерк.
- Милый, ты пойдешь сегодня спать?
Питер вскинул голову на Элизабет, стоявшую на лестнице. Это дело так поглотило его жизнь, что он начал брать работу на дом. Сначала он пытался скрывать это от Элизабет, не зная, как она отреагирует, но, впервые заметив Питера над толстой папкой, она лишь рассмеялась. Эл сказала ему, что Нил Кэффри забрался к нему в голову, и если работа дома поможет ему быстрее закрыть дело, то она не возражает. Может, после этого ей наконец удастся прекратить соперничать за внимание своего супруга.
- Через минуту, только закончу вот этот отчет.
- Это ты уже говорил час назад. - Эл спустилась вниз и перегнулась через плечо Питера, чтобы увидеть документ. - Это он? Нил Кэффри?
Она показала на фото с камеры наблюдения. Им удалось заснять Нила на Центральном вокзале два месяца назад.
- Собственной персоной.
- Симпатичный, - серьезно прокомментировала Эл.
Питер едва не подавился: она же не имела это в виду? Он попытался было объяснить, но Эл только рассмеялась. Потом подняла ему подбородок и поцеловала.
- Ты такой доверчивый, - заявила она с усмешкой.
Питер снова посчитал себя счастливчиком, что ему удалось заполучить такую невероятную женщину. Эл отпустила его и пошла к лестнице. Питер оглядел сзади ее фигуру; Эл поймала его на этом на первой ступеньке и усмехнулась.
- Не хочешь подняться наверх? - игриво спросила она.
Решение было простым; Питер захлопнул дело и направился за своей женой. Нил Кэффри никуда не денется до утра.


***

Питер никогда не спал глубоко не дома. Когда десять лет делишь с кем-то постель, одному заснуть трудно. Однажды Питер признался в этом Эл, и, слава богу, она просто рассмеялась и сказала, что это мило.
Сейчас что-то казалось неправильным. Плавая между сном и явью, Питер слегка пошевелился и не смог – рукам что-то помешало. Питер невольно дернул еще раз, и, услышав знакомый звон наручников, тут же проснулся окончательно.
Его руки были прикованы над головой к спинке кровати. Питер дернулся, но наручники держали крепко. Было темно, и по спине пробежал противный холодок – как у любого, кто проснулся скованным в незнакомой обстановке. Он дернул наручники еще раз, сильнее.
- Ты только навредишь себе, – раздался из темноты голос Нила, словно ножом скользнув по напряженным нервам Питера. Это успокоило его достаточно, чтобы он смог сосредоточиться на том, откуда раздался голос.
Нил – без наручников - сидел на стуле у его кровати. Когда его затуманенный сном мозг сложил два и два, Питеру с трудом удалось сдержать гнев.
- Нил, - выдавил он сквозь стиснутые зубы. – Отпусти меня.
- Питер, - заговорил Нил, словно успокаивая опасного зверя, - просто выслушай меня.
Он включил лампу, чтобы Питер мог разглядеть его лицо. По крайней мере, ему хватило приличия выглядеть смущенным.
Питер ощупал наручники, но ему нечем было их вскрыть и не было естественного таланта Нила к обращению с замками. Он пребывал всецело в милости Нила. Пытаясь сдерживать гнев, Питер рыкнул:
- Что ты задумал?
Нил встретится с ним глазами и с полной искренностью сказал:
- Питер. Я не сбегу.
Питер не поверил ему, когда Нил сказал это тогда в тюрьме; определенно не верил теперь. Но иногда нужно было подыгрывать Нилу Кэффри, чтобы иметь шанс его обыграть.
- Тогда отпусти меня.
- Ты не будешь меня слушать, - качнул головой Нил. – Только так я мог получить твое внимание.
Понадобился практически весь его самоконтроль, чтобы сохранять спокойствие -вместе с пониманием, что он был полностью беспомощен. По крайней мере, Нил не сбежал – иначе Питер был бы обречен торчать здесь до утра и уборщиков.
- Хорошо. Я слушаю.
- Я не собирался красть статуэтку.
Питер приподнял бровь.
- Нил, ты воруешь предметы искусства. Я нашел ее в твоем кармане – хочешь, чтобы я поверил, что ты ее одолжил?
Если бы только он стоял и был полностью одет. Тогда он показал бы Нилу, каким угрожающим он может быть.
- Если бы я действительно пытался украсть статуэтку – ты правда считаешь, что я был бы достаточно неловок, чтобы позволить тебе ее найти? Я много чего украл за свою жизнь; почему я не признался тебе, когда ты меня поймал?
Что-то в этом было. Нил так же гордился своими аферами, как Питер – раскрытыми делами. Однако, насколько было известно Питеру, Нил впервые заявлял о своей невиновности. Не то чтобы он доверял Нилу; тот был мастером пускать пыль в глаза.
- Продолжай.
- Девять лет назад я проворачивал одну работу. Одну из моих первых. – Нил уперся локтями в колени и переплел пальцы. – Я был молод и неопытен. Я сделал ошибку, и полиция едва нас не схватила. Моему… - он помедлил, – моему напарнику пришлось бежать, прежде чем он успел замести следы.
Питер начал понимать.
- И статуэтка…
Нил одобрительно улыбнулся.
- Ему всегда нравилось все блестящее.
Хотя Нил не упомянул имени, у Питера было сильное подозрение, что он говорит о Хавершеме. Судя по тому немногому, что ФБР удалось раскопать о прошлом Нила, кто-то должен был помочь ему научиться всему, что он умел, и Хавершем казался самой подходящей кандидатурой.
- Значит, вчера ты не пытался украсть статуэтку?
Нил подкупающе улыбнулся и кивнул.
- Скорее, одолжить. Я собирался положить ее обратно. Только чтобы ФБР не наткнулись на отпечатки моего напарника.
- Только тебе помешали.
Питер разрывался на части. История звучала немыслимо, и, расскажи ее любой другой, Питер бы не поверил ему ни на мгновение, но Нил… Нил не был типичным "плохим парнем". В длинном списке его якобы "предположительных" преступлений не числилось физического насилия, и он был предан друзьям. Да, подобный нелепый поступок был вполне в духе Нила.
Но он всё равно украл, пусть даже временно, и это наглядно свидетельствовало, что он так ничему и не научился, работая с Питером. И это разочаровывало больше всего. Это показывало, что все попытки Питера научить Нила и наставить его на путь истинный провалились.
Не желая продолжать этот разговор, Питер в очередной раз дернул наручники.
- Отпусти меня, Нил.
К счастью, Нил не стал снова возражать и подошел к кровати с ключом в руках. Наклонившись разомкнуть наручники, он мгновение помедлил:
- Просто подумай, хорошо?
Питер окинул его грозным взглядом, сдерживая рык. Нил не стал испытывать удачу и сунул ключ в скважину. Тихий щелчок, и Питер оказался на свободе. Судя по ломоте в плечах, он провел в таком положении какое-то время. Или становился уже не так молод, но этого Питер не собирался признавать.
Вместо того, чтобы пытаться убежать – Нил никогда не пытался от него убежать, и когда-нибудь Питер раскопает, почему, – Нил молча сел рядом на край кровати.
Он попытался что-то сказать, но закрыл рот под рык Питера. Собственному голосу Питер сейчас не очень доверял. Да, Нил не сбежал и освободил его, но признался в том, что взял статуэтку и приковал Питера к кровати, чтобы это сделать. Питер считал себя справедливым человеком, но не мог игнорировать тихий внутренний голос, говорящий, что скорее всего, он бы действительно не стал бы слушать, попытайся Нил рассказать это вчера.
- Ложись спать, Нил, - наконец сказал Питер и, выключив лампу, лег сам. Он не закрывал глаза, продолжая внимательно наблюдать за Нилом в темноте. На мгновение ему показалось, что мошенник собрался было что-то сказать, но передумал. Нил стянул футболку и молча забрался обратно в кровать.
Питер не видел смысла снова приковывать его наручниками; как только появится возможность, Нил снова вскроет замок. Скорее всего, просто чтобы показать, что он это может.
Он даже не пытался заснуть – адреналин после подобного пробуждения все еще бурлил в венах. И, несмотря на отчаянные заверения Нила, Питер не был до конца уверен, что тот не сбежит.
Так что он продолжал наблюдать за своим подопечным, готовый предотвратить любую попытку к бегству. Лежа на боку, он глядел в потолок и вслушивался в движения из соседней кровати. Это будет долгая ночь.

***

После разговора с Нилом Питеру уже не удалось заснуть - он вертелся и ворочался большую часть ночи. Одним ухом он прислушивался к подозрительным шорохам в случае, если Нил попытается сбежать, но с другого угла комнаты не доносилось ни звука.
Когда на будильнике высветилось 6:32, Питер решил, что с тем же успехом они могут ехать дальше. Он мечтал поспать в собственной постели. Из кровати Нила по-прежнему доносилось ровное дыхание, но Питер ни на секунду не верил, что тот действительно спал.
- Вставай, мы уезжаем через двадцать минут.
Не доверяя Нилу оставаться в комнате и не попытаться при этом выпрыгнуть в окно, Питер пропустил обычный утренний душ и просто оделся. Кофе он решил перехватить по дороге. Ему понадобится много кофе, чтобы решить наконец, что делать с Нилом.
Когда Нил открыл дверцу машины, Питер побренчал наручниками. Казалось, что Нил собирается возразить, но под взглядом Питера лишь вздохнул и протянул запястье. К этому моменту Питеру было уже все равно, что при желании Нил может избавиться от наручников за полминуты – если Питера ожидала некомфортная поездка с непростыми размышлениями, то и Нилу придется потерпеть.
Питер так и сяк прокручивал ситуацию в голове, выворачивая на шоссе, ведущее в Нью-Йорк. К счастью, Нил прекратил попытки завязать разговор, что дало Питеру возможность спокойно подумать.
Краем глаза он глянул на свое самое запутанное дело. Нил прислонился головой к окну, выглядя таким же измотанным, как чувствовал себя Питер. Голубые глаза, способные очаровать кого угодно, безучастно глядели куда-то за горизонт, и он здорово смахивал на потерянного ребенка.
Помимо воли в глубине души Питера зашевелилось сочувствие. Питер никогда не мог до конца понять, почему из всех, кого он когда-либо ловил, именно Нила он был так решительно настроен вернуть на путь истинный. Может, потому, что Нил был самым талантливым человеком, кого он встречал, и непохожим на большинство преступников, кого он отправлял за решетку. У Нила было столько потенциала, столько возможностей, если бы только он сделал правильный выбор. Если бы только Питеру удалось его убедить, если бы не было слишком поздно.
Отведя взгляд от Нила, Питер сосредоточился на дороге. Судя по указателю, до Нью-Йорка оставалось 200 миль. Питер вздохнул, сопротивляясь желанию протереть глаза. Он жутко устал, а чтобы разобраться, что делать дальше, оставалось лишь несколько часов.

***

Никогда не возвращайся на место преступления - золотое правило в учебнике мошенников. Обычно Нил был достаточно умен, чтобы этого не делать; возвращение было небрежно, а Нил гордился тщательностью подготовки своих афер. Но в этот раз любопытство победило. Поэтому Нил, надвинув шляпу на глаза, и шел сейчас прямо мимо дома, откуда два дня назад стащил картину.
Прошло почти 18 месяцев c тех пор, как агент Питер Бёрк возглавил охоту за Нилом. Сначала Нил не считал Бёрка и его команду угрозой, но постоянные неудачи не смущали агента. Наоборот, казалось, что Бёрк лишь настойчивее в попытках поймать его с каждым новым провалом. Нил не знал всех деталей расследования, но, судя по последним слухам, они не слишком-то приблизились.
Но подбирались ближе. Еще одним золотым правилом мошенника было знать свою цель, так что первоочередной задачей Нила стало выяснение всей подноготной о Питере Бёрке. Похоже, Бёрк поступил точно так же. Он связал Нила с прошлогодней аферой, и, хотя для получения ордера улик не хватало, агент казался уверенным, что это дело рук Нила. Теперь он наловчился связывать имя Нила с его аферами. Ходили слухи, что он хранит папку с документами на Нила у себя дома и постоянно добавляет в нее заметки. По-своему это даже льстило, но также означало, что каждая работа становилась вызовом, а Нил любил знать, против кого он играет.
Вокруг дома кишели ФБРовцы, так что Нил шел, опустив голову, оглядывая местность из-под полей шляпы. Он так увлекся, наблюдая за домом, что не заметил, как то-то шагнул навстречу, пока почти не врезался в него. Остановившись, Нил уставился в лицо Питера Бёрка.
Тот подозрительно прищурился.
- Я могу вам помочь? - спросил он, оглядывая Нила.
- Я просто проходил мимо. Можно спросить, что тут произошло? - с самой невинной физиономией осведомился мошенник, махнув на дом.
- Ограбление, мистер..?
- Табернекл, но, пожалуйста, зовите меня Стивом. Это ужасно, такой хороший район.
- Кончай придуриваться, - затвердело лицо Бёрка.
- О чем вы?
- Я знаю, кто ты такой, Кэффри, - бросил агент Бёрк. Может, он намеревался заставить его занервничать, но Нил не позволил удивлению отразиться на лице. Его на такое не купишь.
- Что ты здесь делаешь?
- Я же сказал, я просто проходил мимо, и мне стало любопытно. Жаль, что ничем не могу помочь.
Нил попытался было обойти Питера, но тот выбросил руку и остановил его. Нил встретил его взгляд, наслаждаясь приливом адреналина от хождения по лезвию бритвы.
- Не ошибись, Кэффри - однажды я тебя поймаю. Это будет день моего триумфа.
Нил усмехнулся ему, намеренно игнорируя угрозу.
- Не сомневаюсь, вы найдете, кто в этом виноват. Удачного дня, агент.


***

Питер оставил машину на стоянке у здания ФБР и махнул Нилу на лифт, сказав, что должен поговорить с Хьюзом.
В нормальной ситуации Нил поинтересовался бы, зачем он нужен Питеру на встрече, на которой Хьюз всё равно предпочел бы его не видеть. Сегодня он промолчал – пора было держать ответ. Он знал, что это может случиться, как только решил взять статуэтку. Хотя нет, неправда; тогда Нил был убежден, что отвертится, но знал с того момента, когда Питер его поймал.
Ему не хотелось возвращаться в тюрьму – снова крошечная камера, металлический лязг дверей по ночам, давящее ощущение замкнутого пространства. Так можно сойти с ума. Несмотря на кажущееся безразличие, мысль о возвращении пугала его. Но он не собирался позволять Питеру это знать.
Когда они поднялись на 21 этаж, Питер махнул Нилу на его кресло, велев ждать, а сам поднялся по лестнице в офис Хьюза. Нил инстинктивно оглядел офис ФБР, выглядывая отходные маршруты и мысленно подсчитывая «за» и «против» каждой стратегии побега. На самом деле Нил не собирался воспользоваться ни одной из них. Он сказал себе, что это потому, что Питер снова его поймает, а Нил не прибегал к насильственным преступлениям, чтобы добиться чего-либо.
Но правда заключалась в том, что он не хотел больше убегать. Он столько времени провел в бегах, что одна мысль о побеге утомляла его. И, не то чтобы он готов был признаться в этом Питеру, но ему начинала нравиться работа, которой они занимались. В ней был такой же вызов, как и в проворачивании афер, но награда в конце была совсем иной. Хотя было бы еще лучше, если бы ему платили настоящие деньги.
Хотя сейчас это уже не имело значения, посчитал Нил, глядя на дверь. Хьюс не спустит ему это с рук. Он будет держать себя в руках, когда Питер снова наденет на него наручники. Хотя бы из гордости.

***

Нил стоял на балконе своего номера в отеле, оглядывая Нью-Йорк с высоты, когда в дверь постучали. С любопытством он пересек комнату и открыл дверь. На пороге стоял Питер Бёрк с довольной улыбкой во все лицо. Не выдавая удивления, Нил невинно улыбнулся в ответ.
- Питер, довольный вид тебе к лицу.
Обычно, когда они сталкивались друг с другом за эти три года, агент казался напряженным и заработавшимся. Теперешний вид слегка тревожил, но Нил не собирался позволять Питеру это узнать.
- О да, - Питер улыбнулся еще шире, обнажив зубы. – Можно войти?
- Только тебе, или твоим друзьям тоже? – Нил кивнул на двоих федералов, стоявших у него за спиной.
- Если тебе неудобно, они подождут снаружи, - пожал плечами Питер, излучая безразличие. Когда Нил уступил и позволил им войти, он вдруг осознал, что с ним играли.
Несмотря на изначальное мнение Нила, что он с легкостью обыграет любого, кого за ним пошлют офицеры закона, Питер доказал, что это не так. Нил не впервые оказывался на волосок от ареста за их трехлетнюю игру в кошки-мышки. Питер умудрился забраться в голову Нила и предсказывать его следующий ход.
Он быстро пришел в себя и изобразил радушного хозяина, заинтригованный, почему Питер заявился прямо к нему вместо того, чтобы, как обычно, устроить слежку за отелем.
- Принести вам что-нибудь выпить? – поинтересовался он.
- Мы здесь не для этого Нил.
Нил смутно задумался, умеют ли два других агента разговаривать.
- Тогда почему бы нам не поговорить об этом? – Нил махнул на кресла, но Питер покачал головой. Разумеется, его агенты тоже остались стоять. Исключительно из духа противоречия Нил уселся в кресло и глянул на Питера снизу вверх.
- Итак?
- Я так долго этого ждал, - улыбнулся Питер, доставая наручники. – Наконец-то у нас есть, чем тебя прижать. Нил Кэффри, ты арестован.
Сохраняя на лице безразличие, Нил лишь осведомился:
- По какому обвинению?
Питер махнул одному из агентов, и тот протянул ему папку. Питер вытащил лист бумаги и протянул Нилу.
- Знакомо выглядит?
Это была фотография премиальной облигации. Нил узнал свою работу, но не выдал этого. Притворился, что внимательно изучает фото и протянул его обратно.
- Похоже на премиальную облигацию. Кажется, они довольно дорого стоят. Но при чем здесь я?
- Она стоила бы дорого, если бы не была подделкой. У меня есть причины полагать, что автор – ты. Ничего не напоминает?
Они делали это и раньше, чтобы заставить его проговориться, так что Нил не поддался.
- Неа. Ни капельки.
Питер достал другой лист с результатами криминалистической экспертизы.
- На этот раз не сработает, Нил.
В списке перечислялись чернила, использованные для оттиска. Нил проделал хорошую работу, но его чернила все же не до конца совпадали с используемыми в настоящей облигации. Любой другой не обратил бы на это внимания, списав это на разницу между прогонами принтера или картриджами. Но только не Питер.
Но Нил не собирался сдаваться.
- Значит, это подделка. Чертовски хорошая, но с чего ты взял, что это я?
- Мы нашли твое клише.
Нил глянул на Питера, в первый раз обеспокоившись. У него не было времени замести следы так тщательно, как обычно, потому что ФБР шло за ним по пятам. Питер заметил секундный проблеск неуверенности на его лице и тотчас им воспользовался.
- Там было немного. Ты очень тщательно избавляешься от улик, но мы нашли почти полный отпечаток пальца и каплю красных чернил. И ты не поверишь, с чем они совпали.
Нил кинул взгляд на дверь. Питер заметил это и покачал головой.
- Никаких шансов, Нил. Для этого здесь Эванс и Паркер.
Значит, у федералов есть имена. "Федералов". Он слишком много времени проводит с Моззи.
- И ты позволишь меня арестовать одному из своих лакеев?
Нил проиграл и знал это, но гордости у него не мог отнять никто.
- Ни за что. Я этого слишком долго ждал. Вставай.
За неимением альтернативы Нил подчинился.
Питер достал наручники, и, почти сияя, начал зачитывать Нилу права, заведя руки ему за спину.
- У вас есть право хранить молчание, все, что вы скажете, может быть использовано против вас в суде.
После этого Нил прекратил слушать и сосредоточился на коротком лязге наручников, сомкнувшихся на его запястьях. Питер ухватил его за локоть и повел к выходу.


***

Нил сидел за столом, бездумно раскачивая ногой. Он смутно надеялся, что Питер защитит его снова, но, судя по выражению лица агента, не был в этом слишком уверен. Порой у Питера было совершенно непрошибаемое лицо игрока в покер, особенно когда он злился и старался это скрыть, и Нилу не удавалось его прочитать.
Нил заставил себя прекратить болтать ногой, пытаясь не выглядеть виновным – при проворачивании аферы внешний вид значил почти всё. А это он сейчас и пытался сделать, по крайней мер немножко.
Казалось, прошли часы, прежде чем дверь офиса наконец открылась, и Нил сглотнул, приготовившись выслушать приговор. Невольно он развел запястья как можно шире - то, что он мог вскрыть любой замок, не означало, что ему нравились наручники, - и поднял голову, готовясь встретить взгляд Питера.
Питер сбежал по лестнице прямо мимо Нила и, не глянув на него и не сказав ни слова, направился к выходу из здания. Нил в замешательстве поглядел ему вслед. Он знал, что Питер рассержен на него – что наверняка только усугубили наручники в отеле - но не думал, что так его разозлил, что Питер полностью умыл руки. Он глядел на дверь, но было ясно, что Питер не собирается возвращаться.
Не в характере Питера было сваливать свою грязную работу на других, но, похоже, Питер больше не считал его своей ответственностью. Это оказалось больнее, чем Нилу хотелось признавать. Одобрение Питера всегда значило для него многое.
Пытаясь об этом не думать, Нил повернулся и увидел агента Хьюза, глядящего на него сверху.
- Кэффри, чего ты до сих пор здесь?
Нил моргнул, на мгновение лишившись дара речи. К счастью, Хьюз, похоже, не заметил.
- Иди домой и прекрати маячить в моем офисе.
Не давая ему шанса передумать, Нил соскочил со стула и перекинул сумку через плечо.
- Увидимся утром.
Нил заставил себя идти уверенно, высоко держать голову и не оглядываться в ожидании, что вот-вот его остановят и упекут обратно в тюрьму. Но его никто не остановил, и Нил беспрепятственно вышел из здания и поймал такси до дома Джун.
В доме никого не было, и Нил направился наверх, в комнату, которую привык считать своей. Поставив сумку на кровать и направившись к буфету налить вина, он вдруг остро ощутил относительную свободу, которую едва не потерял. Питер все время напоминал, как ему повезло, и Нил начинал соглашаться с его образом мышления. По крайней мере это было лучше камеры, в которой он провел четыре года.
Он налил себе бокал вина и сел, пытаясь разобраться, что происходит. Нил не понимал поведения Питера, а незнание полной картины его тревожило. Нил рассеяно потягивал вино и прокручивал ситуацию в голове так и сяк, пытаясь разобраться. Наконец, когда бокал почти опустел, он осознал, что ответить на его вопросы может только один человек; и, поскольку Нил не любил оставаться в неведении, он поставил бокал на стол и отправился к Питеру за ответами.

***

Дверь открыла Элизабет, ухватив Сатчмо за ошейник, чтобы помешать лабрадору облизать его в знак приветствия.
- Нил, – приветливо улыбнулась она. – Ты к Питеру?
Нил кивнул; Элизабет впустила его и отпустила Сатчмо, который тут же радостно бросился на Нила.
- Вам что, не хватает друг друга на работе? – поддразнила Элизабет. – Питер наверху, сейчас я его позову. И, пожалуйста, окажи мне услугу? Постарайся разобраться с тем, отчего мой муж выглядит так, словно у него зубы болят?
- Постараюсь. – Нил рассеяно почесал Сатчмо за ухом, ожидая появления Питера. Через пару минут он услышал на лестнице знакомые шаги и поднял голову.
- Питер.
- Нил, - ожидающе глянул на него Питер. – Ты чего-то хотел, что не могло подождать до завтра?
- Ты меня не заложил.
- То есть, я не сообщил, что ты совершил преступление, - уточнил Питер.
Нил склонил голову – ближайшее к тому, чтобы согласиться. У них всегда были разные мнения о правилах.
- Почему?
Нилу казалось, будто мир вращается неправильно, пока он не поймет, почему.
- Почему я не швырнул твою задницу за решетку? - Питер разочарованно провел рукой по лицу. - Знаешь, я ведь собирался. Ты так меня разозлил; ты такой талантливый и столького можешь добиться, если только направишь свои способности на что-то законное. Мне казалось, ты наконец начинаешь понимать, что у тебя здесь есть что-то хорошее.
Возражения сейчас не помогли бы, но он в самом деле понимал. Это всё могло начинаться как афера, чтобы вырваться из тюрьмы и найти Кейт, но Нилу начинало действительно нравиться работать с Бюро. Ему только не нравились все правила и ограничения, приносимые с собой жизнью на этой стороне закона.
- Так почему ты не..?
Питер тяжело сел и вздохнул.
- Я полагаю, ты пытался защитить друга, того самого, который уже помогал Бюро, – он окинул Нила подчеркнутым взглядом: очевидно, Питер вычислил Моззи, – и я продолжаю надеяться, что ты сделаешь правильный выбор.
Наступила пауза, Нил не был уверен, что сказать. В конце концов Питер поднял на него глаза.
- Скажи мне, Нил, я правильно поступил, или стоило рассказать Хьюзу, что на самом деле случилось в Цинцинатти?
- Нет, Питер… - Нил замолчал. Питер по-прежнему готов был верить, что в нем есть что-то хорошее. Настолько, что пошел против своей природы и спас кого-то, кто необязательно заслуживал спасения. За это Питер заслуживал откровенности, а не полуправды или уверток.
- Нет, - снова начал он. – Это было завершением чего-то из моей прошлой жизни.
- А твоя новая жизнь?
У Нила вырвался смешок.
- Никогда не думал, что скажу это – но как одного из хороших парней. – Питер приподнял бровь, и он пошел на попятную. – Ну, почти. Для этого нужно практиковаться.
- Что ж, это начало.
В первый раз с обнаружения пропавшей статуэтки Питер улыбнулся. Для него явно многое значило удерживание Нила на пути истинном, и Нил ощутил странный прилив гордости – раньше никто о нем так не заботился. Большинству он нужен был только ради его умений. Это было стимулом оставаться на стороне закона. Ну и, конечно, было приятно на какое-то время не оглядываться все время через плечо в поисках преследователей.
Их прервали шаги Элизабет по ступеням. Она встретилась глазами с Питером и улыбнулась сначала ему, потом Нилу. Похоже, она отпустила его с крючка за расстраивание ее супруга, что было хорошо, поскольку Нилу вовсе не хотелось увидеть ее не с той стороны.
Элизабет обвила руками шею Питера и чмокнула его в щеку.
- Ну что, вы закончили разговоры о работе?
- Да. Я не буду больше вам мешать.
Нил встал было, но Элизабет взмахнула рукой.
- Оставайся, Нил, ужина хватит на троих. Должно быть, вам обоим уже надоела кухня ФБР.
Это было мягко сказано – Нил никогда не понимал, почему Бюро не могло закупать для своих столовых еду, у которой на самом деле был хоть какой-то вкус. Он украдкой кинул взгляд на Питера убедиться, что тот не возражает, прежде чем кивнуть.
- Спасибо, Элизабет.
- Пожалуйста, Нил. Можешь помочь Питеру накрыть на стол. – Элизабет отпустила Питера и направилась на кухню.
- Похоже, на какое-то время ты застрял здесь, - повернулся Питер к Нилу.
- Похоже.
- Тебя это устраивает?
Нил усмехнулся.
- Вполне.
Потянувшись помочь разложить приборы, Нил подумал, что это почти как быть частью настоящей семьи, что-то, чего у него никогда не было. Ему нравилось бывать у Бёрков. В подобные моменты ему казалось, что может быть, честная жизнь может сработать для него. По крайней мере, пока.

End:)

@темы: Фанфики, Персонажи: Питер, Персонажи: Нил, Перевод

Комментарии
2011-06-19 в 22:35 

anansi_boys
вы тут котиками любуйтесь, а я скоро вернусь через пять часов.
Ты мне не доверяешь?
Слова попали по больному месту. Потому что Питер действительно хотел ему доверять, но Нил не облегчал ему задачу.

всегда актуально по отношению к воротничкам.
- Лицом к стене, ноги на ширине плеч.
агент:eyebrow:
- Нет.
Любимое слово Питера

с кэффри только так и надо:laugh:
:heart: спасибо за перевод.

читать дальше

2011-07-04 в 12:16 

Очень понравилось! Люблю такие неторопливые истории. Ну и конечно, Питер и Нил вне Нью-Йорка - моя давняя мечта. Спасибо за перевод!

URL
2011-08-22 в 16:38 

Тёнка
sexual attraction? in this economy?
Замечательная история, спасибо за перевод! :heart:

     

White Collar

главная